• Реферат по тему краткий нарастание экономических трудностей в странаене в 1960-1970 в ссср

     

    Полный текст автореферата диссертации по теме "Становление и развитие светского образования в Дагестане" На правах рукописи Адухов Магомед Джабраилович СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СВЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ДАГЕСТАНЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА Х1Х-ХХ ВВ.) Специальность 07.00.02 - Отечественная история диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Ставрополь-2004 Работа выполнена в Дагестанском государственном педагогическом университете. Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Магомедов Махач Ахмедович. Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Кулаев Чермен Степанович, доктор исторических наук, профессор Абулова Елена Арминаковна. доктор исторических наук, профессор Суцавцов Николай Дмитриевич. Ведущая организация: Кабардино-Балкарский государственный университет. Защита состоится: 24 декабря 2004 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.256.03 по историческим наукам при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета. Автореферат разослан: ^ ноября 2004 г. Ученый секретарь Диссертационного совета доктор исторических наук, профессор гРл „/рл^ь_Краснова И. А. 4*3999 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ Актуальность темы. История образования - одна из ключевых проблем исторической науки. Ее актуальность определяется не только этим, но и многими иными обстоятельствами. А сегодня качество образования становится «основой устойчивого экономического роста и играет уникальную роль в культурном, социальном и экономическом развитии страны».1 Со второй половины XIX в. и по сегодняшний день российское общество (и Дагестан как регион России) переживает процесс модернизации, которая выдвинула роль образования на передний край. На этот процесс повлияли следующие факторы: превращение образования и науки в определяющую силу человеческой жизни; образование, его уровень определили место каждого общества в мировой цивилизации. В.В.Путин отметил, что в наше время «должен быть изменен сам факт подхода к образованию. В эпоху гаобализации и новых технологий это не просто социальная сфера, это - вложение средств в будущее».2 Чем выше уровень образования и науки, тем более значителен экономический потенциал государства. Кроме того, следует учитывать, что образование - долговременный процесс, куда вовлечены люди с раннего возраста и поэтому, развивая систему образования, общество прогнозирует будущее. Образование в России в Х1Х-ХХ веках сложилось как система, ставшая базой сохранения целостности государства, единства населяющих ее народов. Среднее и особенно высшее образование в XX веке внесло огромную лепту в преодоление культурного и экономического неравенства народов, населяющих Россию. Накопленный в сфере образования опыт двух веков становится побудительным мотивом для научной разработки данной проблемы. Следует подчеркнуть, что революционные преобразования в образовательном процессе Дагестана в 20-30-е годы XX в. привели к ломке традиционных устоев жизни людей, особенно в горных районах, разбудили потенциальную, творческую энергию горянок, способствовали повышению культурного уровня, а с другой стороны привели к унификации развития в рамках большого государства. 1 Вузовские вести. 1996. № 3. СЛ. 2 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию «О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства». - М., 2001. С.37. В диссертации подчеркивается, что история опыта образовательного процесса и преемственность - важнейшие условия его развития, тем более при его реформировании. Одна из причин кризисных явлений в системе образования 90-х годов - забвение накопленного опыта, зачастую неконструктивная критика советской образовательной системы. Идущая ныне реформа системы образования касается всех сфер жизнедеятельности российского общества и обусловлена потребностями времени. Данная реформа образования должна учитывать культурно-региональные особенности, порожденные долгим процессом исторического развития народов Северного Кавказа, их традициями. В силу вышеуказанных обстоятельств изучение истории светского образования в Дагестане в течение двух веков приобретает особую актуальность, позволяя всесторонне и исторически поэтапно рассмотреть проблемы становления светского образования в регионе, учитывая позитивный и негативный опыт, выявляя историко-культурный потенциал дагестанского общества в развитии системы образования. Особое внимание уделено малоизученным проблемам истории становления и развития светского образования в Дагестане, которые представлены в комплексе и целостности всех составляющих элементов. Светское образование в Дагестане в значительной степени развивалось под влиянием российской цивилизации, а в советский период достигло значительных успехов: была ликвидирована неграмотность, процесс установления социального равенства женщин и мужчин, дагестанское общество стало выходить на более высокие уровни развития культуры, науки, экономики. При всей значимости имеющихся в Дагестане работ по данной проблеме очевиден и недостаток трудов, содержащих всестороннее освещение духовных ценностей региона с учетом историко-культурного опыта самого Дагестана и отражением ведущей роли России в ускорении формирования светской системы просвещения и образования в Дагестане. Объект исследования: - система светского образования в Дагестане во второй половине XIX в. - XX в. Предмет исследования; - этапы зарождения и развития светского образования в Дагестане: основные тенденции в эволюции образовательных учреждений, типы учебных заведений, регионально-культурные особенности системы образования, изменения в образовательной политике правительства в регионе на протяжении почти двух веков. Цель исследования; - раскрыть и проанализировать исторический процесс зарождения и развития светского образования в дореволюционном и послереволюционном Дагестане, показать сущность, направленность и национально-региональные особенности этого процесса на разных этапах и периодах общественного развили. Опираясь на поставленную цель, в диссертации решаются следующие задачи исследования: Анализ исторически сложившегося духовного опыта, накопленного предшествующим развитием обитающих на территории Дагестана горских племен и народов, рассматриваемого как фактор стимулирующий или тормозящий развитие светского образования. Выявление места и роли арабо-мусульманской религиозной системы образования, рассматриваемой как первоначальный образовательный опыт в становлении дагестанского общества и культуры. Определение ведущих идей и целевых установок при организации светских начальных, средних и высших школ и рассмотрение социальной значимости этих явлений в жизни общества на разных этапах его исторического развития. Сравнительное исследование структуры и содержания светского образования на разных этапах его историко-эволюционной динамики. Изучение зарождения, функционирования и типов первых женских учебных заведений светского характера. Прослеживание роли Российского государства и соответствующих государственных структур до 1917 г. в деле становления и развития светского образования в Дагестане. Выявление основных тенденций деятельности советских государственных органов в сохранении и развитии системы светского образования в Дагестане с учетом сложностей и противоречий как общеисторической специфики эпохи, так и региональных особенностей развития дагестанского общества. Обзор наиболее существенных направлений в развитии системы образования на территории Дагестана в постперестроечный период. Обобщение возможностей, достижений и недостатков опыта организации светского образования в Дагестане за два столетия для современных процессов формирования образовательной политики. Хронолошческие границы исследования охватывают главным образом вторую половину XIX в. и XX в. Однако представляется целесообразным в некоторых случаях расширить установленные хронологические границы, рассматривая вопросы образования в Дагестане в первой половине XIX в. Мы отдаем себе отчет в том, что при этом в поле исследования попадает феномен религиозного образования. Мы не ставим своей основной задачей подробно изучать элементы религиозно-мусульманского образования в Дагестане, поскольку темой представленной работы является становление и развитие системы светского образования на территории Дагестана. Но религиозно-мусульманские учебные заведения не только исторически предшествовали светским училищам, в некоторой степени воспринявшим или отторгнувшим их отрицательный и положительный опыт, но и довольно широко распространились и долгое время сосуществовали с светскими школами в регионе. Это дает некоторые основания рассматривать религиозно-мусульманское образование как определенную предпосылку дальнейшего развития светских учебных заведений, как феномен, вместивший в себя первоначальный опыт образовательного процесса в столь сложном регионе, как Дагестан. Верхняя временная граница определяется зарождением университетского образования и открытием его филиалов во всех городах Дагестана (60-е - начало 90-х гг. XX в.). Образовательные процессы последнего десятилетия не рассматриваются детально, поскольку временной диапазон не предоставляет возможности для полного анализа наметившихся тенденций. Методологическая основа включает принцип научного историзма в сочетании с многофакторным подходом к рассматриваемому явлению, позволяющим выразить толерантное отношение при исследовании столь универсального понятия, как история светского образования, когда необходимо преодоление узкоклассовых и групповых интересов. Используемый в работе проблемно-хронологический метод дает возможность наиболее полно проследить возникновение и эволюцию образовательной системы и ее составных частей. При аналитической работе над исследованием достаточно эффективно использованы познавательные функции сравнительно-исторического метода, которые позволяют наиболее оптимально проанализировать статистические данные, отражая динамику процессов в сопоставлении количественных и качественных характеристик светских школ. Системный метод дает возможность рассмотреть процесс развития образования как эволюцию единой системы, взаимосвязанной и взаимообусловленной, непосредственно функционирующей в определенной социальной среде. Синтез теорий, альтернативность подходов, разнообразие методологических приемов дали возможность существенно расширить инструментарий исследования, шире и полнее раскрыть процессы формирования светской системы образования в Дагестане в их диалектическом взаимодействии, борьбы с арабо-конфессиональной системой, имевшей к.началу XIX века солидную базу и определенную историю развития. При характеристике развития светского образования в Дагестане автору естественным образом пришлось сочетать возможности как формаци- онного, так и цивилизационного подходов. С помощью формационного подхода можно оптимально рассмотреть историю любого явления, как стадиальный процесс, опирающийся на материапьные основы. Это должно служить методологической базой для изучения образовательной системы. С позиций формационного подхода развитие образования можно рассмотреть как целостный социально-политический и культурный процесс.1 Кроме того, цивилизационные концепции помогают лучше раскрыть специфику многовариантного развития стран и регионов. Но особая его важность заключается в том, что он отводит значительную роль духовно-нравственному фактору. В'настоящее время в исторической литературе имеется представление о так называемых локальных цивилизациях. В частности применительно к истории Дагестана этим понятием пользуются археологи М.Г. Гаджиев, О.М. Давудов и другие исследователи.2 Не отвергая аргументы, содержащиеся в этих трудах, автор все же не считает до конца убедительными концепции, предлагающие рассматривать общество, формирующееся на территории Дагестана, как «дагестанскую цивилизацию», поэтому использует более традиционные методологические подходы. Кроме того, автор полагает возможным воспользоваться выводами модернизацион-ной концепции A.C. Ахиезера способствующими наиболее оптимальному изучению процессов на пути от традиционного общества к либеральному, а так же влияний модернизационных моделей российского общества, в частности, на развитие системы светского образования в Дагестане.3 Степень изученности проблемы. Вся имеющаяся литература по данной проблеме делится на три периода: до 1917 года, 1917-середина 80-х годов XX в., вторая половина 80-х гг. - настоящее время. 1 Лихачев Д.С. История - мать истины // «Литературная газета», 11 мая 1977 г. Конрад Н.И. Запад и Восток. М., «Наука», 1972, с.240,434. 2 Агларов М. А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII-начале XX в. М.: «Наука», 1988; Гамзатов Г.Г. Формирование многонациональной литературной системы в дореволюционном Дагестане. Истоки, традиции и своеобразие художественной системы. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1978; Литература народов Дагестана дооктябрьского периода. Типология и своеобразие художественного опыта. М.: «Наука», 1982; Национальная художественная культура в калейдоскопе памяти. М.: Наследие, 1996; Дагестанский феномен Возрождения XVIII-XIX вв. Махачкала: ДНЦ РАН, 2000; 3 Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. Т.1. Новосибирск. «Сибирский хронограф», 1997; См. также: Революция и реформы в России. Исторический контекст и современное содержание. Материалы научной конференции. Сборник МПГУ - М„ 1999. -С.5. Историография по истории светского образования в Дагестане начала свое развитие с присоединением Дагестана к России (1813 г.), когда в жизни края происходили коренные изменения в экономической и политической областях и закладывались основы для появления светской школьной системы, которая должна впитывать в себя модернизационные изменения всего образа жизни. По проблеме образования определенную ценность представляют работы П.Услара,1 Л.Загурского,2 Л.В.Козубского,3 С.Фарфоровского,4 а также дагестанских авторов А.Омарова,5 Г-Э. Алкадари,6 Д.Бутаева.7 Работы эти отражают вопросы дагестанского языкознания, истории, этнографии, содержат ценный фактический материал по состоянию народного образования, данные о светских школах, о роли религиозных школ в духовной жизни местного населения. Следует отметить особую роль преподавателя Те-мир-Хан-Шурской гимназии Е.И. Козубского. Его работы - эта одна из первых попыток в дагестанской историографии дать аналитическую картину состояния школьного дела в Дагестане. Их влияние на последующие исследования были значительны, хотя они и сохраняли описательный характер. Труды, написанные в Дагестане, естественно испытывали значительное влияние соответствующих работ российских историков: Н.В. Чехова («Народное образование в России с 60-х годов XIX в. - М., 1912), который дает анализ состояния и развития школьного образования за 50 лет (с 60-х годов XIX в. - по 1911 г.), В.И. Чарнолуского и ПА.Фальборка8. В трудах этих 1 Услар П.К. О распространении грамотности мевду горцами //ССКГ. Вып. III. Тифлис, 1870; Его же. Предположение об устройстве горских школ //Этнография Кавказа.. 1. Тифлис, 1887; Его же. О составлении азбук кавказских языков. Там же. 1 Загурский Л.П. Кавказские горские письмена. ССКГ. Вып. V. Тифлис, 1871. 3 Козу бский Е.И. Историческая записка о первом десятилетии Темир-Хан-Шурин-ского реального училища 1880-1889. Порт-Петровск, 1890; Его же. Отчет о втором десятилетии Темир-Хан-Шуринского реального училища. 1890-1899. Темир-Хан-Шура, 1901; Его же. К истории народного образования в Дагестанской области в первое пятидесятилетие //Дагестанский сборник. Вып. 1. Тсмир-Хан-Шура, 1902. 4 Фарфорвоский С. Дагестанская мусульманская школа (журнал Министерства народного просвещения (ЖМНП). 1915. Нояб. 5 Омаров А. Воспоминания муталима (ССКГ. Вып. 1. Тифлис, 1868). 6 Алкадари Г.-Э. Асари-Дагестан. Махачкала, 1929. 7 Туземец. Грамотность в горах Дагестана. //Этнографическое обозрение. 1900, №1. 8 Чарнолуский В.И. Вопросы народного образования на первом общеземском съезде. М., 1912; его же. Итоги общественной мысли в области народного образования. - СПб., 1906; его же. Настольная книга по школьному образованию в России, М., 1908; Фальборк Г. А. Всеобщее образование в России. -М., 1908; Фаль-борк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России. -СПб., 1899-1911. авторов вопросы реформирования образования и роль государства, общественных организаций и частных лиц рассматриваются с передовых позиций: подчеркивается эффективность роли земств и необходимость прогрессивных преобразований. Академик П.И. Янжул подчеркивал огромное значение образования для успешного хозяйственного развития страны.1 В этом же направлении написаны работы Н.А.Корфа, Б.Б.Веселовсгаго, И.П.Белоконского, Е.А.Звягинцева.2 H.A. Корф сам был крупным организатором и теоретиком земской школы, обосновывающий необходимость выработки нового типа начального образования России в целом.3 Он также указывал на необходимость увеличения доли расходов государственного бюджета на развитие образования.4 Подобные проблемы рассматривались и в фундаментальном труде крупнейшего исследователя земского движения Б.Б.Веселовского с той разницей, что он не склонен был идеализировать и переоценивать роль земств в развитии начального образования в России.5 Он указывал на такие значительные факторы, способствующие развитию образования, как изменения общественных настроений после отмены крепостного права, изживание дворянских сословных принципов и традиций.® Исследование И.П. Белоконского о системе организации земской начальной школы не утратило своей актуальности и в наши дни.7 Он стоит на иных позициях, нежели Б.Б. Веселовский, всячески подчеркивая роль земств и общественных организаций в деле развития образования. Этот автор выдвигает на первый план вклад передовой, демократически настроенной интеллигенции России8, особенно отмечая роль и подвижничество земской интеллигенции.9 Во многом сходные с точкой зрения И.П. Бело-конского позиции занимал Е.А.Звягинцев.10 1 Янжул И.И., Чупров А.И., Янжул E.H. Экономическая оценка народного образования. СПб., 1896. 1 См. Корф. H.A. Земский вопрос о народном образовании. - СПб. 1867; его же. Русская начальная школа. СПб., 1870; Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет.-СПб., 1909; Белоконский И.П. Земское движение. М., 1914; Звягинцев Е.П. Полвека земской деятельности по народному образованию. - М., 1918. 3 Корф H.A. Ближайшие нужды местного управления. - СПб., 1888. -С.51,53. 4 См. Корф НА. Земский вопрос о народном образовании. СПб., 1867. С.4-5. 5 Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет. Т.1. - СПб., 1909. 6 Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. - СПб., 1909. - С.586. 7 Белоконский И.П. Земское движение. -М, 1914. 8 Белоконский И.П. Земское движение.-М., 1914. С.37. 9 Там же. 10 Звягинцев ЕА. Полвека земской деятельности по народному образованию. -М., 1918. . К началу' XX века внимание историков образования России привлекают экономические и социально-политические условия, которые рассматриваются как необходимые предпосылки развития процесса образования. Следует отметить в этом направлении труды С.Сазонова,1 посвященные критике школьной реформы, проведенной Д.А.Толстым и Деляновым, и ужесточения государственной политики в деле образования. В начале XX века в историографии началась разработка проблем формирования единой системы школьного образования, которая потребовала исторического осмысления пути, пройденного российской школой. Эти проблемы получили отражение в обобщающих трудах Г.Н. Генкеля, М.И.Демкова.г Г.Н. Генкель высказывался за упразднение государственной монополии на образование. Работа Демкова ценна постановкой проблемы о необходимости общенационального консенсуса различных социальных и классовых сил для развития образования. Дореволюционные авторы ЕЛихачева, С.В.Рождественский, НВ.Сперанский, ПФермодин и другие изучали историю отдельных структурных звеньев среднего и высшего образования России и другие вопросы.3 Таким образом, до революции история становления школьного образования превратилась в самостоятельную область исторической науки. В ней накапливались научные знания и достижения, формировались собственные тенденции и традиции. Однако, проблемы методологии школьного дела исчерпывались исследованиями о роли школы в системе государственных и общественных приоритетов и содержании школьного образования. Вопросы методов и форм школьного образования не привлекали внимания историков. Более плодотворным в изучении исторического прошлого Дагестана и его культурного наследия оказался второй период, начавшийся после революции и продолжающийся до 1985 года. После революции 1917 года преобладающим в оценке образовательной политики стал классовый подход, произошло отмежевание от общеде- 1 См. Сазонов С. Судьба нашей средней школы. - М., 1907. 1 Генкель Г.Н. Народное образование на Западе и у нас. - СПб., 1906; Демков М.И. История русской педагогики. - М. 1909; его же. Русская педагогика в главнейших ее представителях.-М., 1915. 3 Лихачева Е. Материалы для истории женского образования в России (10861796). - СПб., 1890; Рождественский C.B. Очерки по истории системы народного образования в XVIII-XIX вв. - СПб., 1912; Сперанский Н.В. Борьба за школу. Из настоящего и прошлого на Западе и в России. - М., 1910; Фермлодин П. Исторический обзор мер по высшему образованию в России. - СПб., 1894 и др. мокрахических оценок дореволюционной историографии школьной политики. Основной методологической основой для историков образования этого периода стали работы ВИЛенина.1 После революции партия, допуская в различные периоды своего управления относительную либерализацию некоторых аспектов общественной жизни, строго следила за соблюдением установленных норм в сфере образования, не ослабляя контроля за ней.2 В 20-30-х годах появились работы, представляющие плод исследований, проведенных разными институтами АН СССР, способствовавшими решению практических задач культурного строительства и развитию народного образования. Выделяются работы профессоров Н.Ф. Яковлева и Л.И. Жиркова, проведенные по заказу Министерства просвещения Дагестана и легшие в основу создания и развития национальной письменности, составления учебников, хрестоматий, учебных пособий на родных языках. Несмотря на важность и несомненную полезность этих исследований, они отличаются социально-классовыми подходами в исследовании государственной политики по образованию. В 50-е гг. наиболее фундаментальная попытка систематического осмысления школьного обучения с марксистских позиций была предпринята Е.Н.Медынским.3 Несмотря на несомненную ценность этого труда, для него характерно упрощенно схематичное понимание связи школьного образования с экономическим развитием общества.4 В этой связи следует отметить также работу первого дагестанского аспиранта Ш.Д. Хасбулатова «Народное образование в Дагестане в первые годы Советской власти» 1958, ценность которой состоит в том, что она специально посвящена проблеме развития образования в Дагестане. Важно то, что во второй половине 50-х -60-е годы молодыми историками Дагестана были защищены кандидатские диссертации, посвященные истории просвещения и культуры Дагестана 1 Имеются в виду работы В.И. Ленина.«0 чем думают наши министры», «Перлы народнического прожектерства», «К вопросу о политике министерства народного просвещения», «Что можно сделать для народного образования», «О наших школах», «Странички из дневника». 2 Луначарский замечал в этой связи: «Было бы нелепостью, если бы мы допустили какое бы то ни было просвещение, лишенное политики, это абсурд» См: А.В.Луначарский о народном образовании. - М., 1958. - С.231. 3 Медынский Е.Н. История педагогики в связи с экономическим развитием общества. В 3-хт.-М., 1925-1940 гг. 4 Медынский Е.Н. История педагогики в связи с экономическим развитием общества. Т.1.-М., 1925. С. 12. дореволюционного периода,1 ранее весьма слабо исследуемые. Они собрали и обобщили также огромный материал и по развитию народного образования за годы советской власти. Кроме того, было издано немало юбилейных очерков и статей, в которых характеризовалась история роста кадров высшей квалификации в Дагестане и давался краткий обзор состоянию изученности этой проблемы.2 Особенностью историографии советского периода являлся тот факт, что дооктябрьский период в истории просвещения вызывал и до сих пор вызывает неоднозначные толкования важных моментов, характеризующих систему светского образования. При этом часто субъективизм брал верх при исследовании вопроса о роли России в судьбах народов Дагестана, имелась тенденция к принижению прогрессивной роли участия России в судьбах малых народов, ее ведущего значения в модернизации и обосновании структуры светского образования. Иногда игнорировалась осторожная созидательно-терпеливая политика Российского государства в деле адаптации народов Дагестана к новым ментально-интеллектуальным ценностям. Не всегда объективно советскими историками оценивалась деятельность мусульманских школ на территории Дагестана. Работам советского периода свойственно отражение исключительно позитивного опыта развития образования в советском Дагестане, восхваление социалистических принципов, замалчивание противоречий и трудностей в образовательной сфере. Поэтому эти оценки нуждаются в объективном анализе и уточнении с позиций не только формационного, но и цивилиза-ционного подхода.3 1 Хасбулатов А.П. История советской школы в Дагестане. Дисс. канд. пед. неук. 1947; Селимханов А.К. К истории народного образования в Дагестане (1850-1940): Дисс. канд. пед. Наук. 1954; Каймаразов Г.Ш. Влияние России на развитие культуры и просвещения дореволюционного Дагестан. Дисс. канд. ист. наук. 1955.; Авилов A.A.. Борьба КПСС за осуществление культурной революции в Дагестане. Махачкала, 1957; его же. Очерки советской культуры народов Дагестана. Махачкала, 1959; Г.Ш. Каймаразов. Очерки истории культуры народов Дагестана. От времени присоединения к России до наших дней. М. «Наука», 1971, его же, Культурное строительство в Дагестане (1920-1940 гг.) Махачкала, I960. 2 Магомедов A.M. Кузница педагогических кадров. Махачкала, 1968; Советско- му Дагестану 50 лет, Махачкала, 1971; М.М. Джамбулатов. Дом кадров - вузгоро- док-сельхозинститут. Махачкала, 1973. 5 Кудрявцев A.A. Великий город на Каспии: Дербент в эпоху феодализма. -Махачкала, 1982,184 е.; Его же, Древний Дербент. - М., Наука, 1982,173 с. В какой-то мерз указанные недостатки преодолевались в 60-80-е годы, когда появился целый ряд работ,1 обогативших представления исследователей о характере процессов в сфере образования и расширивших изучение проблематики народного просвещения. Основными при изучении этой проблемы стали темы взаимодействия власти и интеллигенции, руководства со стороны партийных органов социалистической культурой, деятельности партии по совершенствованию школьного дела. Эти проблемы получили освещение в ряде диссертаций по различным проблемам народного образования.2 Среди трудов советских историков, в которых освещается роль интеллигенции в развитии высшего образования и революционном движении, процесс создания университетов и подготовки научных кадров в СССР, наиболее заметными являются работы A.C. Бутягина, Ю.А. Салтановой, К.Т. Галкина, В.П. Елютина, О.Н. Знаменского, А.Е. Иванова, В.Р.Лейкиной-Свирской, Р.Г. Эймонтовой.3 Третий период историографии приходится на рубеж 80-90-х годов, когда в отечественной историографии происходит сложный процесс смены 1 Адухов М.Д. Высшее образование и наука Дагестана. Махачкала, 1975. Магомедов A.M. Кузница педагогических кадров. Махачкала, 1968; Абилов A.A. Дагестанский государственный университет им В.И. Ленина, Махачкала, 1973; Советскому Дагестану 50 лет. Махачкала, 1971; Джамбулатов М.М. Дом кадров -вузго-родок-сельхозинститут, Махачкала, 1973; Эфендиев А.-К.И. Формирование советской интеллигенции в Дагестане (1920-1940 гг.). Махачкала, I960; Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М.: Наука, 1965; Каймаразов Г.Ш. Формирование социалистической интеллигенции на Северном Кавказе. М.: Наука, 1988; «Школьное советское образование в Дагестане». Под редакцией Г.Ш. Каймаразова. Махачкала, 1968; Зульпукарова Э.М. Роль учебных заведений России в формировании дагестанской (светской) интеллигенции (на примере Ставропольской гимназии) //Русско-дагестанские взаимоотношения в XVI-XX вв. Махачкала, 1988. С.113-120 2 Абрамов A.A. Осуществление ленинской программы народного образования 1917-1937 гг.). Автореферат дисс. канд. ист. наук.-М., 1967; Беляева А.И. КПСС и учительство. Исторический опыт деятельности коммунистической партии по подготовке и идейно-политическому воспитанию учительства (1917-925 гг.). Автореф. Дисс. д-ра ист. наук. - М., 1974. 3 Бутягин A.C., Салтанова Ю.А. Университетское образование в СССР. - М., 1957; Галкин К.Т. Высшее образование в подготовке научных кадров в СССР. -М., 1958; Елютин В.П. Высшая школа страны социализма. -М., 1959; Лейкина-Свирс-кая В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. -М., 1971; Знаменский О.Н. Интеллигенция накануне Великого Октября. - М., 1988; Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. - М., 1985; Иванов А.Е. Высшая школа в России в конце XIX - начале XX века. - М., 1991. методологических парадигм: отказ от формационного подхода к истории и переход к цивилизационному, структурно-функциональному и другим подходам. Методологический плюрализм позволил вскрыть многие пробелы в истории образования, более достоверно осветить обстоятельства, которые ранее искажались или замалчивались. В постсоветский период ряд работ по истории образования и высшей школы подготовил научно-исследовательский институт высшего образования Министерства образования РФ.1 Кроме того, В.А.Садовничий, В.В.Белокуров, В.Г.Сушко, КВ.Шикин, В.А.Шаповалов, В.КЖуков и другие ученые опубликовали ряд работ по философии образования, новым концептуальным подходам к работе высшей школы, проблемам и перспективам ее развития.2 Отдельные этапы истории развития высшего образования на Дону, Кубани и Ставрополье нашли отражение как в обощающих трудах3 о прошлом этих регионов, так и в монографических изданиях,4 где раскрыта роль интеллигенции в становлении и развитиии отдельных вузов и дана общая картина состояния высшего образования в регионе. В последние годы защищено несколько диссертаций о развитии образования и науки в республиках и областях южного федерального округа. В частности, Л.И. Аттаевой - о развитии региональной образовательной 1 См. например: Высшее образование в России. Очерк истории до 1917 г.; Материалы к энциклопедическому словарю по истории высшего образования в России. - М., 1995. 2 См.: Университетское образование. Приглашение к размышлению. - М., 1995; Философия образования.—М., 1996; Шаповалов В. А. Высшая школа в социокультурном контексте. -М., 1998; Жуков В.И. Российское образование: проблемы и перспективы развития. -М., 1998; Жуков В.И. Социальное образование и развитие цивилизации: диалектика зависимости. - М., 1996; Жуков В.И. Социальная политика и социальное образование в России. Доклад на международной конференции «Социальная защита населения России: истоки, традиции и перспективы» 22 апреля 1998 г. - М., 1998; Жуков В.И. Высшая школа России: исторические и современные сюжеты. - М., 2000; Жуков В.И. 2000 год в истории российской высшей школы. - М., 2000; Жуков В.И. Российское образование: истоки, традиции, проблемы. - М., 2001; Нагучев Д.М. Высшая школа на Северном Кавказе: история и современность. - Майкоп, 1992. 3 См.: История Дона с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. -Ростов-на-Дону, 1985; Очерки по истории Кубани. - Краснодар, 1987; Край наш Ставрополье. - Ставрополь, 1999; Адыгейскому государственному педагогическому институту - 50 лет. - Майкоп, 1990. 4 См.: Интеллигенция Северного Кавказа в истории России / Материалы межрегиональной научной конференции. В 2-х ч. - Ставрополь, 1997-1998; Данилов А.Г. Интеллигенция Юга России в конце XIX-начале XX века. - Ростов-на-Дону, 2000. системы в Кабардино-Балкарской Республике, И.М.Корниловой - о становлении и развитии высшего образования в Калмыкии, Л.М.Сухоруковой -о научных школах в педагогической науке юга России. В этих работах раскрыты основные этапы развития высшего образования в регионе, структура образовательной системы и формирование научных школ в педагогической науке региона. Однако в них слабо освещены те принципиально новые сдвиги, которые произошли в переходный период в создании новых типов учебных заведений, тенденции в обновлении содержания и методов работы высшей школы.1 В 90-е годы стали публиковаться статьи и очерки о видных представителях интеллигенции Юга России, незаслуженно забытых или подвергшихся в 20-30-е годы политическим репрессиям: К.П.Яновском, В.А.Вагнере, Г.К. Прозрителеве, Е.Д. Фелицине, Ф.А.Щербине, Б.М.Городецком и других. Без них история культуры и высшей школы региона выглядит неполно.2 Реформы вузовской деятельности в переходный период затронуты в научных публикациях ректоров вузов и других ученых на страницах журналов: «Высшая школа в России», «Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы», «Научная мысль Кавказа» и в периодических изданиях университетов Северного Кавказа.3 Отличительной особенностью современной историографии по развитию образования на Северном Кавказе является пристальный интерес к проблемам высшего образования, которые выдвигаются на первый план. Исторический 1 Атгаева Л.И. Развитие региональной образовательной системы Кабардино-Балкарской Республики РФ (90-е гг.). Автореферат диссертации канд.юр.наук. - М., 1999; Корнилова И.М. Становление и развитие высшего образования Калмыкии (1920-1999 гг.). Автореферат диссертации канд.ист.наук. - Элиста, 2000; Сухору-кова Л.М. Научные школы в педагогической науке Юга России. Автореферат диссертации докг. пед. наук. - Ростов-на-Дону, 1999. 2 См.: Ростовский государственный университет (1915-1985) - Ростов-на-Дону, 1986; Кубанский университет. Материалы по изучению истории вуза. - Краснодар, 1987; Очерки истории Ставропольского педагогического института. - Ставрополь, 1991; Золотарева И.Д. Научная и общественно-просветительская деятельность Б.М. Городецкого. Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Краснодар, 1998. 3 Белоконь A.B. Ростовский государственный университет // Научная мысль Кавказа, 1992, № 3; Ханжиев H.A. Преобразование института в университет: опыт и педагогические проблемы подготовки специалистов. - М., 1994; Тхакушинов А.К. Майкопский государственный технологический институт// Научная мысль Кавказа, 1997, № 1; Данилов A.C., Шевляков Е.Г. Ростовская государственная музыкальная академия имени С.В.Рахманинова//Научная мысль Кавказа, 1998, № 4 и др. анализ современных трудов позволяет сделать вывод о том, что изучение развития высшего образования на Северном Кавказе даже в традиционном плане находится на начальном этапе своего развития. Внимание в основном акцентируется только на положительных результатах становления системы высшей школы. Попытка осмыслить роль университетов в духовном и экономическом развитии народов Северного Кавказа была предпринята на Всероссийской научно-практической конференции, состоявшейся 15-17 апреля 1997 г. в Махачкале. Ректор Дагестанского госуниверситета О.А.Омаров, первый заместитель министра образования РФ В.М. Жураковский, Председатель президиума СКНЦВШ Ю.А.Жданов, ректор Ставропольского государственного университета В.А.Шаповалов, ректор ИнгГУ A.A. Мальсашв обозначили пути решения основных проблем в развитии высшего образования.1 Большая работа по исследованию истории развития высшего образования в Дагестане проделана в трудах профессора Г.Ш. Каймаразова. Автор на общем фоне культурного развития народов Дагестана показал огромный скачок в развитии высшего образования и науки после Великой Отечественной войны. В методологическом и общенаучном плане весьма ценными представляются исследования академиков РАН Конрада И.И.,2 Гамзатова Г.Г.,3 в которых общетеоретические проблемы развития образования представлены с наибольшей объективностью и достоверностью. В этом плане хочется отметить методологические подходы в частности, изложенные в работах И.В. Понкина. Нам представляется, что в трудах Понкина содержится наиболее обоснованное определение понятия « светское образование», которым мы воспользовались в представленной работе, как одним из основополагающих методологических принципов.4 В трудах 80-90-х гг. в значительной степени пересматриваются вопросы дореволюционного образования на Северном Кавказе: наибольшее значение в этом плане имеют труды Г.Ш. Каймаразова5, в которых наиболее 1 Научно-практическая конференция «Роль университетов в духовном и экономическом развитии народов Северного Кавказа» //Научная мысль Кавказа, 1997, № 2. 2 Конрад Н.И. Запад и Восток. М.: Наука, 1972. 3 Гамзатов Г.Г. Преодоление. Становление. Обновление. Дагкнигоиздат, Махачкала, 1986; 458 е.; его же, Дагестан: историко-литературный процесс (вопросы истории, теории, методологии) Махачкала, Дагучпедгиз, 1990. 4 Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. М. 2003, С.255. 5 Каймаразов Г.Ш. Очерки истории культуры народов Дагестана. М.: Наука, 1971; Его же. Просвещение в дореволюционном Дагестане. Махачкала, 1989. последовательно с позиции историзма исследуется вопрос о роли Россш! в судьбах дагестанских народов, и в особенности ее просветительская деятельность в крае. Особую роль в историографии последнего периода играют исследования проблем женского образования в последней четверти XIX в. - первой половине XX века. Данная тема в определенной мере рассматривается в работах А.И. Гасановой и С.М. Омарова, которые показывают, что наибольшее давление на свою личность женщина испытывала в семейно-об-рядовых институтах традиций Дагестана. Однако в этих трудах женское образование занимает не столь уж значительное место, рассматриваются лишь некоторые его аспекты. Недостаточная изученность проблемы зарождения и становления светского женского образования в Дагестане в дореволюционный период объясняется отсутствием единодушия в оценке ряда важных вопросов и явлений женского образования в указанный период. С другой стороны, из-за тяжести идеологического пресса из области внимания ученых упускалась объективно-прогрессивная роль, которую сыграли русские школы в судьбах дагестанской женщины. В конце 80-х годов, когда политика гласности сняла многие запреты, вопросы женского образования стали исследоваться шире и объективнее. Но появилась новая опасность: печать публицистичности, которой были отмечены многие современные исследования по истории образования в Дагестане, препятствующая рассмотрению проблем истории образования с точки зрения научной беспристрастности. В 90-е годы появились новые исследования по проблемам образования1, в которых наблюдается тенденция отойти от доминирующей в советской историографии исследовательской парадигмы марксистско-ленинской методологии. Примером могут послужить «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (конец Х1Х-начало XX в)», для кото- 1 Высшее образование в России. Очерк истории до 1917 п - М., 1995; Новый взгляд на проблемы образования. Новосибирск. 1990; Образование и культура: история и современность (методологический аспект). Томск, 1989; Колесников Л., Гурченко В.Н., Боршова Л.Г. Эффективность образования -М., 1991; Образование в условиях перехода к регулируемой рыночной экономике. М., 1991. Сборник МПГУ; История образования и просвещения в России Х1Х-ХХ в. -М., 1994; Днепров Э.Д. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (конец XIX- начало XX в.). -М., 1993; Мирзабеков М.Я. Культура дагестанского села. XX век: история, проблемы. Автореф. дисс. .д-ра ист. наук. Махачкала, 1999. Магвдов Х.Г. Очерки краткой истории развития образования в Дагестане. Махачкала: Юпитер, 1998. рых характерно стремление заменить описательную историю исследуемых проблем воссозданием целостной картины исторического процесса, выявить закономерности его развития, объяснить явления и факты прошлой и современной действительности на основе этих закономерностей. После 90-х годов в историографии наметился значительный исследовательский интерес к проблемам истории образования России и ее регионов.1 Историки, работающие на данном этапе, для всестороннего и глубокого объяснения процессов развития светского образования на современном этапе смогли опереться на ряд новых законов Российской Федерации об образовании2, а также о свободе совести, обеспечивающих гарантии светского характера образования в государственных и муниципальных образо- 1 Липчанский A.M. Становление в России общего массового школьного образования в период социально -экономических преобразований: 1861-1941 гг. Опыт, урок. Дисс. д-ра ист. наук. М., 2002. Даньшина И.А. Совершенствование системы управления народным образованием Вятской губернии во второй половине XIX века. Ижевск, 2001. Дисс. канд. ист. наук. Кашина О.В. Развитие образования на территории Мордовии во II половине XIX-нач. XX в. Саранск-2001. Дисс... канд. ист. наук. Муслимова A.C. Народное образование в Дагестане во 2-ой половине XIX-нач. XX веков - Махачкала, 2002. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Романова И.В. Становление и развитие светского образования средневолжских губерний в пореформенный период XIX в. (1864-1884 гп).Тольятги -2002. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Суходоев Н.С. Начальное образование в городах Казанской губернии во второй половине XIX-нач. XX вв. Казань, 2002. Дисс. канд. ист. наук. Шин-карева И. А. Развитие высшего образования Дона, Кубани и Ставрополя в переходный период (1991-2001 гг.). Дисс. канд. ист. наук. Майкоп, 2002; Килганов В.В. Развитие школьного образования калмыцкого народа в XIX- начале XX в. Элиста, 2003. Дисс. канд. ист. наук; Коблева З.Х. -Высшие учебные заведения Северного Кавказа в период Великой отечественной войны (1941-1945 гг.). Майшп-2003, Дисс. кацц. ист. наук. Фролкин П.П. Реформирование отечественной высшей школы во второй половине 1980-х -1990-е гп -Саратов-2001, Дисс... д-ра ист. наук; Гайрабеков А.Я. -Исторический опыт разработки и реализации государственной политики Российской Федерации в области высшего образования в 1990-е гг. Грозный, 2003. Дисс... канд. ист. наук; Штурба В.А. Разработка государственной политики в области народного образования и ее реализация в Российской Федерации в 60-90 гг. (на материале юга России). М., 2001. Дисс. д-ра ист. наук; Кораблева Г.В. -Школьная политика и ее осуществление в Российской Федерации в 1970-1980-е годы: опьгг, уроки (на материалах Уральского региона). Оренбург -2001. Дисс. д-ра ист. наук; Змеев В.А. - Развитие российской высшей школы (XVIII- начало XX в.). М„ 2001, дисс. д-ра ист. наук; Аду-хов М.Д., Муцалханов М.С., Махмудов Х.М. Дагестан в 30-50-е годы. //Проблемы среднего и высшего образования Дагестана. Махачкала, 2001. С.42-133. 2Закон РФ «Обобразовании» //«Российская газета». 31 июля 1992 г. вательных учреждениях.1 Следует отметать диссертацию Зульпукаровой Э.М. на соискание ученой степени доктора исторических наук, защищенную в Институте истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, на тему: «Интеллигенция Дагестана на рубеже Х1Х-ХХ веков: пути формирования и практическая деятельность». В ней более объективно раскрывается роль примечетских школ в истории образования Дагестана, но констатируется, что подготовка светской интеллигенции началась с окончательного присоединения Дагестана к России в 1859-60-х гг.2 Вопросы развития среднего и высшего образования в Дагестане в послевоенный период нашли отражение в материалах научно-практических конференций, сборниках молодых ученых.3 Историографический анализ литературы по данной проблеме позволяет сделать вывод, что в распоряжении исследователя имеется довольно большое количество работ, посвященных деятельности педагогических коллективов средних и высших школ, как в целом, так и по отдельным вопросам проблемы. Но при этом следует отметить, что до настоящего времени нет комплексной работы, отражающей всю значимость исследования истории образования в Дагестане, как составной части важного общественно-исторического процесса. Всестороннего изучения заслуживают такие вопросы как опыт и тенденции развития среднего специального образования, его история; особое внимание следует посвятить проблемам высшего образования после 80-х годов XX в. До настоящего времени отсутствует монографическое исследование образовательного комплекса в его целостности, системы его финансирования, социально-экономической значимости высшей школы для республики после 90-го года. Не только 1 Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» г Зульпукарова Э.М. Интеллигенция Дагестана на рубеже XIX-XX веков: пути формирования и практическая деятельность. Махачкала, 2004. Автореф. дисс. д-ра ист. наук, с.5. 3 Кадырова С. А. Народное образование в Дагестане в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Автореф. дисс. канд. ист. наук, Махачкала, 2002; Нуцал-ханов М.С. - Из истории трудовой подготовки школьников Дагестана ( 1951 -1991 гг.) //История и география Дагестана. Труды преподавателей ДГПУ. Вып.5. Махачкала, 2003. С.35-41; Бычихина C.B. Зарождение университетского образования в Дагестане. //Наука и молодежь. Сб. тр. ИНАЭ ДНЦ РАН. Вып.6. Махачкала, 2003. С. 14-20; Адухов М. Д. -Зарождение светского образования в Дагестане //Сб. научи, трудов преп. ДГПУ. Вып. б. Махачкала, 2004. С.6-8.;Бычихина C.B. Развитие высшего образования Дагестана в 60-70-х годах XX века: успехи и просчеты //Труды препод. ДГПУ. Вып. 6. Махачкала, 2004. С.45-64. познавательный, но и практический интерес представляют проблемы, связанные с подготовкой педагогических кадров, эффективностью различных типов школ в прошлом и в настоящее время. Таким образом, обзор литературы приводит к следующим выводам: во-первых, имеющиеся работы свидетельствуют, что данная проблематика отражена в довольно широком диапазоне исследований, и дагестанские историки внесли в разработку рассматриваемой темы заметный вклад. Современные авторы стараются расширить исгочниковую базу, выявить региональную специфику. Во-вторых, несмотря на значительное количество работ по данной проблеме, многие из них содержат в методологической основе стереотипы недавнего прошлого, некритически используют статистические данные и количественные характеристики, полученные в советский период, выводы и оценки, являющиеся, как правило, следствием диктата идеологических норм, не всегда согласуются с реальностью. При всей значимости и ценности работ по истории исследования процессов образования в Дагестане совершенно очевидно и другое - отсутствие целенаправленного и всестороннего изучения духовных ценностей и противоречий дагестанского общества в комплексе, с учетом исторических корней, что позволило бы наиболее полно раскрыть особенности процесса становления светского образования. Для восполнения этого пробела нами определена и исследована тема «Становление и развитие светского образования в Дагестане (вторая половина XIX в. - XX в.)». Зарубежные авторы, изучающие проблемы высшего образования (например, современный немецкий исследователь П. Бурдта) рассматривают их с точки зрения воздействия образовательного процесса на изменения социальной структуры общества, а также как неотъемлемую часть социальной или общественной политики.1 Они рассматривают высшее образование как важнейший фактор процессов модернизации: профессор Чикагского университета Смайльзер Н.Д.,2 исследователь из Кэмбриджа Э.Бауэр рассматривают высшее образование как «социальный индикатор» в современной России. Построение демократического общества в нашей стране, по мнению Э. Бауэра позволит нивелировать уровень и поднять качество жизни различных слоев российского общества.3 Источники исследуемой проблемы. При исследовательской работе над данной проблемой диссертант использовал широкий круг источников. Прежде всего, исследование опиралось на материалы ряда центральных и дагестанских республиканских архивов. ' BahrdtN.P. Schlussellbegriffe der Soziologie. München, 1990. - S. 15. 2SmelserN.J. Social changeinthe industrial revolution. Chicago, 1969.-P. 125-130. 3 Social indicators / Ed. By E.Bauer. Cambridge, 1996. P.44-45. Нами в процессе исследования привлечены материалы из различных фондов Государственного архива Российской Федерации: фонд Министерства просвещения РСФСР, Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР, Комитета по просвещению национальных меньшинств РСФСР Наркомата просвещения РСФСР. Кроме того, использованы фонды Российского государственного архива экономики, Центрального государственного исторического архива Москвы, Ученого комитета Министерства народного просвещения. Много важных материалов содержится в Российском государственном историческом архиве (РГИА): в частности, материалы департамента Министерства народного просвещения (1802-1917). Нами проработаны фонды Министерства высшего образования СССР, Министерства высшего и среднего специального образования СССР и др., содержащие большой массив документов о государственной политике в области образования. Многие дела этих фондов введены в научный оборот впервые. Широко использовались материалы фондов Центрального Государственного архива Республики Дагестан (ЦГА РД): в частности, фонды Канцелярии военного губернатора Дагестанской области, Дагестанского областного статистического комитета, Инспекции народных училищ Дагестанской области Бакинско-Дагестанской дирекции народных училищ и др. В работе использовались архивы Темир-Хан-Шуринского реального училища, Ставропольской гимназии, Дербентской женской гимназии, Темир-Хан-Шуринской женской гимназии, Петровской мужской гимназии, Петровской женской гимназии и др. Кроме того, многие интересующие нас по данному исследованию материалы находятся в «Кизлярском комендантском архиве». Особую группу источников составили законодательные акты, правительственные распоряжения, документы политических партий и общественных организаций.1 Все эти материалы определяли государственную стратегию в развитии образования, предусматривали механизмы реализации принятых решений. В источниковую базу настоящего исследования вошли различные статистические материалы: школьная перепись 1880 года, Всероссийская перепись населения 1897 года, «Однодневная перепись начальных школ в империи» 1 Полное собрание законов Российской империи. Собр. III. - Тт. 1-23. - СПб., 1883-1913; Законодательные акты переходного периода времени. 1904-1908.-СПб., 1909; Совет министров Российской империи. 1905-1906. Документы и материалы. -JI., 1990; Сборник указов и постановлений Временного правительства. -Пг., 1917; Народное образование. Основные постановления, приказы и инструкции. Сост. Да-нев A.M. — М., 1948; Народное образование, наука и культура в СССР. — М., 1977. от 18 января 1911 года» и др., хотя школьная статистика пореформенной России только зарождалась и потому не отличалась полнотой и систематичностью, а в стране не существовало единой системы школьного статистического учета.1 Особенно ценными для нашего исследования являются статистические материалы земских учреждений, тем более, что эти данные часто замалчивались официальной статистикой, так как иллюстрировали невысокую эффективность государственных учреждений по сравнению с земскими. Важным источником является школьная статистика Вольного экономического общества,2 впервые привлекшая широкое общественное внимание к проблемам народного образования. Значительная часть земской статистики была представлена в сборнике «Вопросы народного образования на первом общеземском съезде». После революции статистика была представлена в различных статистических сборниках и сборниках документов.3 Особую роль играет сборник документов «Народное образование в СССР. 1917-1973 гг.», в котором представлены все необходимые данные, отражающие процесс становления и развития советской системы образования. Также важны и статистические издания, касающиеся истории высшего образования в СССР: «Высшая школа (основные постановления, приказы и инструкции). М., 1957»; «Высшая школа (постановления, приказы, инструкции. Под ред.Е.И.Вобленко). М., 1965»; «Высшая школа за 50 лет (1917-1967). М., 1967»; Высшее образование и наука Дагестана 1918-1940 гг. Сб. док. Т.1. Махачкала, 2000. Особую группу источников представляет мемуарная литература: например, переписка С.Ю.Витте с К.П.Победоносцевым,'' а также официальная переписка, в частности письма Николая II министру народного просвещения,5 рескрипты императора по вопросам образования и просвещения.6 Говоря об источниках, относящихся к советской эпохе, следует отметить, что в первую очередь автора интересовала такая группа источников, 1 Вестник воспитания. 1906. № 1.-С.54. 2 Начальное народное образование в России. Под ред.Г.Фальборка и В.Чарно-луского. Т. 1-4. - СПб., 1905. 3 См. Культурное строительство в РСФСР. Сборник документов. - М., 1958; Народное образование, наука и культура в СССР. — М., 1971; Народное образование в СССР: сборник документов. 1917-1973, М., 1974. 4 См. Переписка С.Ю.Витте и К.П.Победоносцева. // Красный архив. 1928. № 5. С.89-116. 5 См. «Былое». 1918. № 1. С.60. 6 См. «Былое» 1918. № 2. С.66. как работы государственных деятелей советской эпохи, в которых руководители партии и правительства выступали и как теоретики и как непосредственные организаторы дела народного образования. Второй важнейшей группой являются постановления партийных и советских органов, отразившиеся в документах фондов ЦИК, Верховного Совета, Совета Министров ДАССР, представительств республики при правительстве РСФСР, исполкомах советов. Особо важную роль для исследования сыграли материалы Дагестанского областного комитета партии по становлению и развитию системы высшего образования в республике, Дагестанского Центрального исполнительного комитета, Верховного Совета ДАССР, Совета Министров Дагестана. При исследовании невозможно было обойтись без постановлений и документов Министерства просвещения Дагестана, Министерства здравоохранения республики, Дагестанского Совета профессиональных союзов. Отдельную группу источников образуют фонды высших учебных заведений Дагестана и их первичных партийных организаций Даггоспедин-ститута им. С.Стальского, Дагмединститута, Дагестанского сельскохозяйственного института, Института усовершенствования учителей, Управления Вузовского городка при Совнаркоме ДАССР, Статистического управления Республики Дагестан. Особую группу составляют опубликованные источники: «Акты Кавказской археографической комиссии» (АКАК) в 12 томах, обзоры Дагестанской области - приложения к отчетам военного губернатора за 1892-1916 гг, отчеты и циркуляры попечителя Кавказского учебного округа, издававшиеся в Тифлисе во второй половине XIX- начале XX вв., материалы первой всеобщей переписи России 1897 г. Богатый материал по данной проблеме находим в «Кавказских календарях», «Кавказских сборниках», «Сборниках материалов для описания местностей и племен Кавказа» (СМОМПК), «Сборниках сведений о кавказских горцах» (ССКГ), «Дагестанских сборниках».1 Очень важную группу источников составляют материалы периодической печати. Из дореволюционных изданий газета «Кавказ», начавшая выходить с 1846 г., больше других освещала вопросы образования. До 1917 г. 1 АКАК. Т. I-XII. Тифлис, 1866-1904. Первая всеобщая перепись населения Российской империи: Дагестанская обл. СПб., 1905. Кавказский календарь на 18501917 гг. Тифлис, 1849-1917 гг. Кавказский сборник. T.I-XXXI. Тифлис, 1876-1911. Эти сборники вышли в 44-х изданиях в Тифлисе до революции, а45-46 в Махачкале-(1926, 1929 гг.). ССКГ. Вы. 1-Х. Тифлис, 1868-1881. Дагестанский сборник. Вып. 1-2. Темир-Хан-Шура. 1902, 1904. в Дагестане не издавалось журналов за исключением нескольких выпусков «Дагестанского сборника» и некоторых других. Нигде не обнаружено ни одного экземпляра первой дагестанской газеты под названием «Дагестан», вышедшей на арабском языке в 1905 году. Затем новая газета под тем же названием на русском языке под редакцией М.А.Ильина стала выходить в типографии А.М.Михайлова в течение 1906 года.1 Она выступала против пережитков патриархального строя, пропагандируя развитие процесса образования в Дагестане.2 Газета «Дагестанский вестник» начала выходить в Дербенте с 1907 г., но было издано всего 15 номеров. С 15 февраля 1908 года до 16 апреля 1917 года выходила газета «Дагестанские областные ведомости», на страницах которой выступал просветитель Дагестана Сайд Ибрагимович Габиев, который ратовал за просвещение горцев Дагестана. Для горцев, не знающих русского, издавалась газета «Дагестан» в малом формате на арабском языке. С 1912 г. стали издаваться «Заря Дагестана» Сайда Габиева, отличающаяся просветительским характером, и «Мусульманская газета» на русском и татарском языках. После победы революции в дербентских «Известиях» появляются большие статьи о пользе просвещения.3 Этим темам уделялось большое внимание в газете «Советский Дагестан», которая начала выходить на русском языке с 27 июля 1910 г. в Темирхан-Шуре ежедневно, а также в газетах «Чан-на Цуку» («Утренняя звезда» 1917-1918) и «Танг Чолпан» («Утренняя звезда»), которых вышло всего 15 номеров. Из советских изданий вопросы становления системы советской школы освещались в газетах «Красный Дагестан», «Дагестанская правда», в журналах «Советский Дагестан» и других изданиях. Необходимый материал для нашего исследования имеется и в общесоюзных изданиях «Учительская газета», журналы «Педагогика», «Народное образование» и др. Специальную группу источников советского периода по проблемам методологии развития образования составляют теоретические материалы, опубликованные в научно-теоретических и общественно-политических журналах «Вопросы философии», «Общественные науки и современность», «Вопросы истории», «Отечественная история», «Новая и новейшая история» и др. Довольно богатый источниковедческий материал нами был выявлен в научно-методических и педагогических журналах «Советская 1 Газета «Дагестан», № 8 от 9 марта 1906 г. 1 Там же, № 18,1906 г. 3 «Известия Дербентского Совета», № 2 от 3 июля 1918 г. педагогика», «Педагогика», «Народное образование», «Воспитание школьников», «Среднее специальное образование». В заключение необходимо подчеркнуть, что использовались также беседы с современниками, позволившие автору составить полное и подробное представление о сложном и противоречивом процессе становления и развития светского образования в Дагестане в течение почти двух веков. Таким образом, при разработке данного исследования автор опирался на разнообразные типы источников, имеющих в большей или меньшей степени отношение к данной проблеме. Надо подчеркнуть, что характер, содержание, степень информативности документов различны и не всегда несут объективную информацию. Поэтому, сопоставление и сравнительный анализ дает исследователю возможность максимально приблизиться к объективности. Научная новизна и теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней: Впервые комплексно и всесторонне раскрыты историко-культурные реалии, являющиеся предпосылками развития светского образования, истоки, этапы зарождения и развития светских школ в Дагестане. Показана решающая роль социально-экономического и культурного факторов, способствующих становлению рационализма в общественном сознании, в развитии системы светского образования. Раскрыты роль и значение основополагающих концепций и базовых принципов строительства светской школы, выдвинутых передовой русской педагогической мыслью и русской культурой, для становления системы светского образования в Дагестане. Проанализированы основные типы светских учебных заведений, характер и специфика отдельных типов школ, особенности их организации, управления и финансирования, их роль и место в общей системе светского образования в течение двух веков. Проведен сравнительный анализ содержания образования дореволюционного и советского периодов. Всесторонне показана исторически сложившаяся роль России и русской культуры в формировании светской системы образования (средней и высшей). Раскрыто влияние светского образования на формирование рационалистического мышления и преодоление консервативных традиций в дагестанском обществе. Существенно расширен круг источников изучения истории светского образования, на основе ранее не привлекавшихся обширных данных проведен историко-статистический анализ системы светского образования в Дагестане, раскрывающий эволюцию ее структуры, динамику и географию ее развития. Кроме того, анализу подверглись факты 104-х фондов, многие из которых впервые введены в научный оборот. Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в исследовательской и образовательной практике, при создании исторических трудов по проблемам культуры и образования, при разработке учебных курсов и спецкурсов по истории образования в Дагестане для средней и высших школ, а также в практической деятельности в сфере образования. Апробация результатов исследования осуществлялась в форме публикаций, докладов и выступлений на научных и научно-практических конференциях. Общее количество научных публикаций по теме диссертации составляет 50 номинаций в объеме около 85 пл. Работа обсуждалась на кафедре «Отечественная история» Дагестанского государственного педагогического университета. По теме исследования автор выступал на научных конференциях в гг. Рига, Баку, Рязань, Киев, Ростов-на-Дону, Ташкент, Махачкала. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обоснована актуальность исследуемой проблемы, определены ее объект и предмет, сформулированы цели и задачи работы, раскрывается ее научная новизна, практическая значимость, степень апроби-рованности. Вводная часть содержит также анализ степени изученности темы и характеристику используемых источников. В первой главе «Историко-социальные особенности возникновения системы светского образования в Дагестане» была определена методика анализа духовных ценностей, способствовавших ускорению восприятия иной системы просвещения, иной культуры. В первом параграфе «Духовные ценности дагестанского общества» речь идет о ментальных установках, выработанных традициями горских племен на территории Дагестана. Они выражались в обширном комплексе пословиц, поговорок, норм адатов - горского обычного права, долгое время существующего в устной традиции. В этом наследии мы находим максимы, выражающие ценность знаний и учения. Особенно важны для нашего исследования выработанные народным опытом правила воспитания детей, в которых осознается важность воздействия на ребенка с самого раннего возраста, определяются роли матери и отца в деле воспитания. Особое значение по традиции горцев придается роду (тухум) и старейшинам, обеспечивающим строгий контроль над формированием детей. Это способствовало выработке определенных морально-нравственных установок и своеобразной социальной дисциплины поведения, но подавляло личностное начало горца. Все эти правила и нормы составили некий неписаный моральный кодекс жителей гор - намус, который регулировал все стороны жизни горских Низмен, создавая своеобразный идеал «человека». Для этого «человека» обязательными нормами являлись почитание старших, особенно родителей, проявление вежливости и приветливости в общении с горцами, верность принятым на себя обетам, осуждение лжи и обмана, жесткое соблюдение дисциплины рода, в том числе и воинской, в повседневной жизни. Дагестанская культура постулировала ценности коллективизма и общинности с их правилами дружбы, чести, обязательной взаимопомощи, без которой невозможно было выживание в суровых природных условиях. Взаимопомощь, как это характерно для многих традиционных обществ, предусматривала безвозмездную материальную помощь, в которой активно должны были участвовать и дети, что вырабатывало в них любовь к труду. Многие правила намуса посвящены трудовому поведению, обучению различным ремеслам и земледелию. Очень большая роль отводилась нормам, регулирующим родственные отношения: аталычество, побратимство, молочное братство, куначество с их правилами обязательного гостеприимства, но также обязательной кровной мести. Особое место занимали детально разработанные кодексы физической подготовки молодых, учитывая неизжитые традиции военной демократии. В них много внимания уделялось и воспитанию специфического патриотизма горца, замешанного на стремлении к славе, к увековечиванию в памяти рода. Не меньшее место отводилось воспитанию героизма и отваги, о чем свидетельствуют эпические памятники Дагестана, служившие образцами для подражания молодого поколения. Их устойчивость в горском обществе поддерживалась особым географическим положением Дагестана, являющимся своего рода «перекрестком» на Северном Кавказе, и поэтому подвергающемуся частым вторжениям извне. Таким образом, общество, формирующееся на территории Дагестана, ограниченное тесными географическими рамками, развивалось как бы в «изоляции», изнутри, но в окружении мировых цивилизаций, испытывая их воздействие, рождая острые потребности учиться у своих и у чужих - с главной целью выжить на земле. Оно выработало своеобразные, сохраняющиеся в устной традиции кодексы - адаты, намус, содержащие установ- ки воспитания и развития молодого поколения. Их нельзя оценить однозначно, как любые предписания такого рода всякого традиционного общества: наряду с весьма ценными морально-нравственными установками, касающимися поведения в труде, на войне, в семейно-родовом быту, отмечаются такие тенденции, как обязательность кровной мести, полное подчинение ребенка его родителям и старшим в роду, подавление проявления индивидуальности. Второй параграф «Место арабо-мусульманской школы в истории Дагестана» охватывает историю арабо-мусульманского образования на территории Дагестана со времени проникновения до Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года. В историографии имеется две точки зрения по оценке арабо-мусульманского образования в Дагестане: идеализация влияния мусульманского Востока на судьбы горских народов,1 или недооценка прогрессивного значения мусульманских школ и их влияния на духовную культуру народов Дагестана. Следует отметить, что официальная система мусульманского образования с ее жестко определенными ступенями обучения, учебными планами и программами так и не сложилась. Основной тип мусульманских школ - примечетские школы, в которых каждый мулла-мударрис вел преподавание по- своему, строго опираясь на авторитет своего бывшего учителя, обучая лишь тем дисциплинам, которые сам хорошо знал. Это предопределяло невысокий уровень преподавания наук. Основные звенья исламской системы образования: коранская школа, мекгеб и медресе при мечетях. В коранской школе обучали лишь чтению корана без специальных помещений, учебников и учебного оборудования. Текст Корана читали и заучивали на арабском языке. Второй ступенью был мектеб, где, помимо текста Корана, учили читать и писать по правилам грамматики арабского языка, а также счету. Здесь обучались лишь немногие наиболее подготовленные дети после коранской школы. Следующей ступенью являлось медресе - школа более высокого типа. Медресе открывались, как правило, при крупных мечетях в больших городах, в них преподавали наиболее подготовленные мударрисы из числа алимов и мулл. В медресе обучались очень немногие дети ради получения духовного звания. Срок обучения был очень продолжительным - десять и более лет. Образование носило в основном религиозный характер, с элементами преподавания математики, астрономии, философии. Но главная цель обучения в медресе - знания арабской грамматики, правил шариата и текста 1 Гамзатов Г.Г. Формирование многонациональной литературной системы в до> революционном Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздаг, 1978, с.222. Корана. Формально обучение в примечетских школах было всеобщим, бесплатным п обязательным, без социального отбора. Порядок в школах поддерживался жесткими наказаниями, господствовала палочная дисциплина. В мусульманских школах отсутствовало четкое определение времени учебного года и учебного дня, не было перечня обязательных учебных предметов, учебных программ, классно-урочной системы, учебников. Учебный процесс строился на механической зубрежке, заучивании догм, при полном отсутствии основополагающих принципов дидактики: систематичность, логическая последовательность, посильность, доступность, научность учебного материала и др. Экзаменов или испытаний в степени учености в мусульманских школах не было. Учащиеся примечетских школ -муталимы, как правило, жили и воспитывались при школах, имея своеобразные формы внутренней организации. Преподавание основывалось до начала XX века на рукописных арабских книгах, которые весьма почитались у горцев (своего рода культ книги). В некоторых библиотеках на территории Дагестана содержалось от 400 до 1000 книг и рукописей. Коранские школы при всех недостатках системы обучения сыграли важную роль в распространении грамотности, складывания культа книги, развития духовной культуры, уважения к учености, осознания высокого престижа знания. Этому немало способствовали их массовость и социальная доступность. Однако, трудность изучения арабского языка и несовершенство методов преподавания формировали привычку к механическому чтению и письму без понимания у большинства учащихся этих школ. Лишь немногие преодолевали трудности на пути к настоящему арабскому образованию и становились крупными ученными: Абубекр Аймакинский, Давуд Акушинский, Дамадан Мугинский и др. Кроме того, в ходе Кавказской войны и под влиянием идей мюридизма мусульманские школы воспитывали молодежь в духе непримиримой вражды к противникам ислама и шариата. После окончания Кавказской войны царское правительство должно было определить свои позиции в отношении арабо-мусульманских школ, которых насчитывалось уже 800, в них 7000 учащихся, при этом уровень грамотности в Дагестане но переписи 1897 г. составлял всего 9 %. Было предпринято определенное реформирование: вводилось обязательное изучение светских наук, появились требования новой организации учебной работы на основе обязательных планов и программ, применения школьного оборудования, введения классно-урочной системы. Обновленные религиозные школы получили название джадидских или новометодных. Однако, эти переходного типа учебные заведения, просуществовавшие до 1917 г. параллельно со светскими школами, так и не получили широкого распространения в Дагестане, хотя некоторые из них могли бы послужить положительными образцами, например, новометодные школы города Темир-Хан-Шуры. Главная проблема заключалась в отсутствии подготовленных учительских кадров: преподавание в реорганизованных мусульманских школах по-прежнему осуществляли кадии и муллы, используя традиционную методику механического заучивания. Некоторые из них продолжали осуществлять в школах активную пропаганду панисламизма. Кроме того, в Дагестане не было единого руководящего центра по перестройке религиозного образования примечетских школ. Царское правительство России вынуждено было держать мусульманские, в том числе и новометодные, школы в Дагестане под строжайшим контролем. Все эти обстоятельства показывали, что создание переходных форм -реформированных светско-религиозных учебных заведений не является оптимальным выходом в развитии образования горских народов. Требовались более радикальные меры: создание принципиально новых школ, изначально светских по своему характеру. Материал первой главы дает возможность сделать следующие выводы: Арабо-мусульманская школа, привнесенная из другой цивилизации и выросшая на почве Дагестана, имела большое значение в распространении грамотности и роста престижа знаний. Позитивные стороны этой школы - бесплатность образования, отсутствие социального отбора, сравнительная доступность, обязательность (для мусульман), адаптация к региональному сельскохозяйственному календарю, прочные экономические связи с местными общинами. Негативные - трудоемкость процесса обучения при сравнительно скромных образовательных результатах, примитивность организации учебного процесса. Российская цивилизация привнесла в культуру Дагестана систему светского образования. Однако, имела место попытка в начале ввести некие переходные формы образования: новометодные мусульманские школы (джадидские) не получили достаточно широкого распространения в Дагестане и не могли составить серьезной конкуренции ни старометодным (кадимистским) школам, ни светским школам. Появление новометодных школ и их популярность некоторых из них свидетельствовали о достаточно высоких образовательных потребностях населения, но показали невозможность внутренней перестройки традиционной арабо-мусульманской школы. Это обусловило необходимость создания заново системы светского образования в Дагестане. Вторая плава «Зароздение и развитие системы светского образования в Дагестане». В первом параграфе «Формирование системы светского образования в Дагестане в XIX- начале XX в.» отмечается, что формирование системы светского образования в Дагестане берет начало в 1837 году, когда в г.Дербенте появилась первая светская школа с целью распространения в крае «начальных сведений и приготовление учащихся к продолжению курса учения в Тифлисской гимназии».1 Особенность этого периода состоит в том, что инициатива распространения светского образования исходила от военных специалистов, служивших в Дагестане.2 В частности, подвергается анализу деятельность генерала П.К.Услара, который с исключительной энергией взялся по поручению штаба Кавказской армии за распространение светской грамоты среди местного населения. Выдающийся ученый-лингвист, он начал работу с составления азбук для родных языков, чтобы с них началось распространение светских знаний в Дагестане. Его научная и просветительская деятельность совпадает с периодом, когда Кавказская война подходит к концу и начинается обустройство Дагестана в российской политической и социально-экономической среде. Концепцию П.К.Услара, разделял и И.Г.Алибеков (офицер русской армии).3 Вторая половина XIX в. для России была временем активизации мо-дернизационных процессов. Они создавали благоприятные условия формирования системы светского образования в Дагестане, подготовки учительских кадров, основанию типографского дела, выходу газет на русском языке, появлению средств связи, точек торговли, банковского дела. Ускорению всего процесса способствовало появление в конце XIX в. железной дороги. Процессы модернизации в Дагестане объективно требовали, чтобы значительная часть населения овладела русским языком. Это доказывается многочисленными просьбами родителей о зачислении детей в шко-} лы на русском языке обучения. В Дагестане основывается ряд уездных одноклассных начальных училищ, начальных школ при воинских частях, горских школ, открывающихся по инициативе наместников Кавказа, фун-^ кционирующих под надзором генерал-губернаторов: Темир-Хан-Шуринс- кая окружная школа, открытая в 1861 г. Кроме того, открывались первые 1 Козубский Е.И. К истории народного образования в Дагестанской области в первое пятидесятилетие: Дагестанский сборник. Вып. 1. -Темир-Хан-Шура 1902, с. 189,198. 2 Дело канцелярии начальника Дагестанской области. -1851. С. 156. 3 Алибеков И.Г. Народное образование на Кавказе. - Тифлис, 1903. С.41. сельские школы, в которых наряду с общеобразовательными дисциплинами преподавались знания по ведению сельского хозяйства. В начале XX века стали создаваться первые профессиональные школы с преподаванием основ знаний по виноделию, садоводству, виноградарству, электротехническое училище, низшие ремесленные школы. В 1874 г. в Темир-Хан-Шуре. на основе горской школы была образована первая прогимназия с подготовительным классом для детей горцев. Проблема образования горцев решались также и в учебных заведениях за пределами Дагестана: Ставропольская гимназия, Бакинская реальная гимназия. В 1900-е гг. на территории Дагестана была основана Петровская шестиклассная гимназия. Развитию образования в Дагестане способствовала политика Министерства просвещения. Кавказский учебный округ в 1912 г. разработал план дальнейшего распространения светского образования в Дагестанской области, одобренный наместником, который включал следующие пункты: выделить Дагестан в самостоятельную дирекцию и установить три инспекторские должности, открывать начальные училища одно- и двухклассные, постепенно захватывая все округа области (130 начальных училища в аулах с населением более 1000 чел. и 18 двухклассных училищ), учредить в центральных пунктах всех 9 округов области по одному высшему народному училищу (в первую очередь в Дешлагаре, Кумухе и Ахтах) и другие постановления. Во втором параграфе «Образовательный процесс в светской дореволюционной школе» показано, что основным типом начальной школы в Рассматриваемый период являлись горские школы Дагестана, разделяющиеся на окружные и начальные. Окружные школы по своим программам и статусу соответствовали российским уездным училищам. Начальные горские школы имели программу, рассчитанную на один класс. И те, и другие отличались от российских тем, что кроме православного вероучения преподавалась и мусульманское. Весьма рано встал вопрос об обучении ремеслам, вследствие чего при некоторых горских школах открываются ремесленные классы. Первые гимназии и прогимназии, открытые в Дагестане, работали по уставу 1871 г., они имели восьмилетний курс обучения, обязательные приготовительные классы для горских детей и предусматривали обучение древним языкам. Первые реальные училища (Темир-Хан-Шуринское), открытые до 1917 г., готовили кадры для торговых и промышленных предприятий. В 90-е гг. на территории Дагестана было открыто первое Дербентское женское училище. Главная проблема данных учебных заведений заключалась в трудностях обучения горцев русскому языку. Необходимо отметить энтузиазм и инициативу педагогов, создающих особые комиссии в целях преодоления сложности обучения русскому языку, активность, проявляемую Советом попечителя Кавказского учебного округа, но, главным образом, педагогическими советами гимназий, реальных училищ и школ, которым приходилось повседневно устранять трудности в овладении русским языком. Особого внимания заслуживает деятельность предметных комиссий педагогов, образованных при Темир-Хан-Шуринском реальном училище, ^ Дербентской гимназии, поскольку они решали важные методологические проблемы обучения: конкретно-индуктивный метод, кабинетная система, сочетание различных типов уроков и др. Следует отметить успешное применение методов наглядного обучения на уроках-экскурсиях. Учителя в Дагестане широко использовали систему дополнительных занятий, особенно с горскими детьми, позволяющими существенно улучшать качество знаний, налаживали работу родительских комитетов при учебных заведениях. Уже в рассматриваемый период предпринимались попытки повышения квалификации учительских кадров. Методические и предметные комиссии распространяли передовой опыт. Учителя Дагестана принимали активное участие в работе учительских съездов и конференций в Дербенте, Тифлисе. В третьем параграфе «Педагогические кадры и материальная база учебных заведений» раскрывается, что подготовка учительских кадров рассматриваемого периода осуществлялась в соответствии с официальной политикой российского правительства согласно постановлениям Министерства внутренних дел и Министерства народного просвещения Российской империи. Важной проблемой для Дагестана в этой связи становится вопрос о соотношении конфессиональных, сохраняющихся на территории Дагестана, и светских школ. Некоторые общественные деятели и передовые люди Дагестана, объединившиеся в «Общество просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области» ставили вопрос о необходимости сосуществования этих двух типов школ, с определенным реформированием мусульманских училищ. «Общество просвещения» проявляло заботу об учительских кадрах в конфессиональных школах: члены «Общества» | отбирали наиболее способных муталимов, чтобы готовить из них учите- лей, командировали их для подготовки в Казань, Уфу, Бахчисарай, Башкирию, заменяли буквослагательные методы обучения звуковыми. Что касается светских школ, общественность Дагестана поддерживала политику российского правительства по развитию образования, мобилизуя сбор средств среди населения и открытие учебных заведений частными лицами: школы нефтепромышленника Зайнал-Абидина Тагиева, Гасана Алкадар-ского и др. Часть передовых людей и просветителей Дагестана полагали, что следует сосредоточить основное внимание исключительно на системе светского образования в Дагестане: Аликбер Гейдаров, Абдулла Омаров, Айдемир Чиркеевский, Казанфар Зульфукаров и др. Администрация Дагестанской области заботилась об обеспечении школ подготовленными учительскими кадрами, возлагая особые обязанности на Ставропольскую гимназию и Горийскую учительскую гимназию, обращаясь также к российским университетам и гимназиям, функционирующим на территории Дагестана. Особое попечение проявлялось о кадрах для женских светских учебных заведений, появляющихся в начале XX в., поскольку конфессиональные школы по числу обучающихся в них девочек опережали светские училища, и это соотношение лишь в начале XX в. изменилось в пользу светского образования. Для обеспечения кадрами школ Дагестана были открыты Порт-Петровские годичные педагогические курсы, двухгодичные педагогические курсы при Темир-Хан-Шуринском училище. Эти меры позволили обеспечить уездные училища и гимназии к 1912 г. учителями, окончившими педагогические курсы, среди которых было немало настоящих подвижников и просветителей: Г.В. Мустанов, основавший первые вечерние курсы для взрослых, A.B. Мустанова, изучившая педагогический опыт в школах Франции и других европейских странах, Е.И. Козубский, А.П.Скрабе, С.М. Иванов, П. Маликова и пр. Но уровень кадров в сельских начальных школах оставался низким: в 1912 г. 38% учителей не имели специальной подготовки. С 1912 г. ситуация стала более благоприятной благодаря открытию в Тифлисе, Ставрополе, Владикавказе учительских институтов и 9 учительских семинарий. На территории Дагестана в указанный период постепенно развивается необходимая для школьного дела сеть библиотек. Возможности домашних библиотек не могли обеспечить потребности обучения, поэтому стали создаваться публичные библиотеки при учебных заведениях: Дербентская библиотека, открытая в 1877 г., Темир-Хан-Шуринская библиотека, самая крупная в Дагестане, открытая в 1879 г., библиотека при областном статистическом комитете в том же Темир-Хан-Шуре, Порт-Петровская библиотека им. A.C. Пушкина, открытая в 1900 г. При многих библиотеках имелись бесплатные читальные залы. Школы на территории Дагестана обеспечивались далеко не только за счет государственных средств. Большую роль играли разрешенные правительством ежегодные отчисления субсидий из местных доходов Закавказского края, пособия частных лиц, благотворительные суммы, субсидии из штрафного и других фондов сельских общин, плата, взимаемая за учебу. В выводах второй главы утверждается, что светское образование в Дагестане становилось следстйием военной и экономической колонизации и включения этого региона в политико-экономическое и культурно-образовательное пространство российского государства, что делало его объективно-исторической необходимостью. Начало модернизационных процессов создавало необходимость, но вместе с тем и предоставляло определенную возможность получения современного качественного светского образования, расширения культурно-образовательного пространства как * России, так и Дагестана, создания и расширения «рынка образовательных услуг», предоставляемых разнотипными учебными заведениями. Однако, немалые трудности в развитии светского образования на территории Да- % гестана заключались в явной недостаточности государственных субсидий на организацшо необходимого числа школ, отсутствии подготовленных педагогических кадров и системы высшего образования на территории Дагестана. Большую сложность представлял факт сосуществования в указанный период как светских, так и конфессиональных мусульманских школ, поскольку значительные силы и средства затрачивались на попытку реформирования последних. Следует отметить осторожную и взвешенную политику царского правительства, заключающуюся в отказе от грубого навязывания русского языка как единственного языка получения образования, создании «компромиссных» вариантов учебных планов, совмещавших изучение русского и арабского языков, отсутствие запрета в изучении ислама в правительственных горских школах. При этом политика правительства была направлен, прежде всего, на заботу о создании материально-технической и методической базы светских школ (по крайне мере на уровне значительно превосходящем традиционные мусульманские школы), подготовку национальных педагогических кадров из образованных людей местного населения, из лучших выпускников горских школ, что способствовало их закреплению в школах, адаптации на местах и сохранению * преемственности в образовательной практике. Царское правительство способствовало созданию национальных алфавитов и обучению на родных языках для оптимизации процесса обучения детей горцев на родных язы- I ках. Российское правительство, во всяком случае, не подавляло местную инициативу создания или реформирования учебных заведений. Четвертый параграф второй главы «Женское светское образование Дагестана во второй половине Х1Х-начале XX в.» охватывает 60-е годы XIX века - начало XX в. до 1917 г. Вхождение Дагестана в состав российского общества с его сложившимся литературным языком и уже созданной довольно стройной системой образования, представляло для Дагестана историческую необходимость и требовало значительной трансформащш и обновления духовной жизни, а также развития светского просвещения, включая и женское образование. Все изменения и реформы этого периода — важнейшая предпосылка проникновения рационализма в дагестанское общество и зарождения системы женского светского образования. Вторая предпосылка-это опережающее развитие системы мужского образования. В Дагестане при его социально-сословном устройстве в XIX в. от поддержки и настроенности женщин зависело дело продвижения сельского образования как в узко семейном плане, так и на уровне всего общества. Инициатива зарождения женских школ часто принадлежала русским женщинам, женам офицеров, военачальников. В диссертации (таблицы 15-16) анализируется первоначальный период создания частных школ для девочек. В диссертации дается анализ особенностей работы первых женских школ, женских профессиональных училищ, которые способствовали укоренению женского образования и привлечению туда горских девочек. Таким образом, при опоре на многочисленные факты и примеры, утверждается, что следствием образовательной политики в Дагестане становилось стремление местного населения помещать своих детей в светские школы, в том числе даже в школы, предназначенные первоначально для обучения детей русских чиновников и военных. Четкая поурочная система, комплекс изучаемых дисциплин, рационализирующих детское сознание, актуальная необходимость овладения государственным русским языком - языком общения на всей государственной территории вызывали определенное доверие горцев к светским школам и позволяли преодолеть стойкое неприятие женского образования и просвещения. Тяга горцев в русские школы нарастала по мере того, как они убеждались в преимуществах этих школ перед духовными. В 1859 г. в Темир-Хан-Шуре по инициативе В. Есиповой и А. Лосевой открылось первое учебное заведение для девушек, которое с июня 1864 г. получило право пансиона и просуществовало до 1875 г. В 1871 г. С.Я. Петрова, супруга начальника 21 пехотной дивизии, ходатайствовала о разрешении открыть женское училище, но получила отказ, вследствие материальной необеспеченности содержания этого училища. В последствии она все же открыла небольшую частную школу в Дешлагаре, просуществовавшую до 1873 г., на 50 учениц. Супруга Дербентского градоначальника Е.Г. Джемарджидзе организовала начальное училище в 1864 г. для 20 му- еульманских девочек, в котором обучали русской грамоте, ему покровительствовала русская княгиня Ольга Федоровна, регулярно жалующая средства на эту школу. В том же году княгиня А.М. Меликова открыла школу дня девочек из бедных семей, с полным пансионом. В этих заведениях обучали русскому языку, закону Божьему, арифметике, письму, чтению, рукоделию и домашнему хозяйству. В 1876 г. в г. Петровске функционировали еще несколько частных школ, одна из которых была преобразована в частную женскую прогимназию. Особенностью такого рода частных женских школ состояла в том, что они, как правило, создавались в местах дислокации воинских частей и закрывались в результате перемещения этих частей. В 1865 г. наместник Кавказа М.С. Воронцов утвердил проект устава «Дома женской бесплатной школы» в Темир-Хан-Шуре для бедных девиц, который содержался за счет частных пожертвований и ежегодных взносов учредителей. В 1875 г. было положено начало государственному женскому образованию утверждением императором Александром II постановления о преобразовании Темир-Хан-Шуринской бесплатной школы в четырехклассную женскую прогимназию с приготовительным классом, одновременно здесь был основан первый на территории Дагестана детский сад, которому покровительствовала княжна М.Г. Макаева. В 1897 г. Темир-Хан-Шуринская прогимназия была преобразована в женскую гимназию, где обучалось 197 девочек. В 90-е г. в Дербентском женском училище, открытом по разрешению Министерства просвещения, обучалось 32 девушки. В начале 1900 г. Дербентское женское училище было преобразовано в женскую прогимназию с 75 ученицами. В начале XX в. в 4 учебных заведениях по линии Министерства просвещения г. Темир-Хан-Шура обучались 234 девочки, в 5 учебных заведениях Дербента -107, в б учебных заведениях Порт-Петровска-166. Быстрые темпы роста светского образования в Порт-Петровске объяснялись открытием железнодорожной ветки и потребностью в подготовленных кадрах мужчин и женщин. Однако, процент горянок среди обучающихся девушек был очень мал: в Темир-Хан Шуринской женской гимназии не обучалось ни одной горской девочки. Значительные недостатки наблюдались и в методике женского образования, хотя следует отметить выдающийся вклад Е.И. Козубского, последователя Пирогова и Ушинского, в систему женского образования. Все эти меры способствовали тому, что в начале XX в. в светских школах обучалось больше девочек, чем в религиозных: 542 учились в приме-четских школах, 933 в светских. Таблицы на стр. 210-211 позволяют отразить эту динамику. Первые женские школы в сельской местности образуются гораздо позже, только в 1912 г. и только в тех местах, ще для этого создавалась терпимая социальная среда: Казикумух, Нижний Дженгутай, Нижнее Казанище, Дешлагаре. Следует отметить также и появление смешанных одногодичных и д вухгодичных начальных школ. В 1914 году в городских начальных женских школах обучалось 516 девочек, а в сельских - 91.1В 1915 году в городах области работало 33 школы и в сельской местности - 60 школ. Во всех 93 школах обучалось 7092 учащихся, из них девочек - 2260, в том числе горянок - 317.2 Количество обучаемых девочек в светских учебных заведениях с 1903 по 1915 г. увеличилось в 3 раза. Итак, светское женское образование в Дагестане начинает развиваться лишь с 60-х г. XIX в., основываясь на достижениях положений о женском образовании в российской историко-педагогической мысли, при использовании современных программ российских школ. Утвердилась явная тенденция роста светского женского образования по сравнению с направлением развития религиозного женского образования. Материал этого параграфа дает возможность придти к выводу: во-первых, основной предпосылкой зарождения светского женского образования было присоединение Дагестана к России. С 60-х годов - после окончания Кавказской войны - зарождается светская система образования женщин, на основе научной историко-педагогической мысли России и при прямом воздействии Российского государства. Как было ранее отмечено, в начале светского женского образования в Дагестане, лежала частная инициатива организации одного и двухгодичных училищ с пансионом, обычно финансируемых родителями, частными лицами и сборами благотворительных обществ. Несколько позже начали зарождаться женские начальные училища, открываемые государством и финансируемые, полностью или частично, Министерством народного просвещения с привлечением средств бюджета военной администрации Дагестанской области. Третья глава «Светское образование Дагестана в 1917-1970 гг.» состоит из б-ти параграфов. Первый параграф «Социально-политические и педагогические предпосылки появления новой школы» раскрывает новую парадигму образования, которая была выработана советской властью к концу 1918 года. Преобразования начались раньше в ходе демонтажа государственной системы Российской империи, в том числе и департамента 1 Обзор Дагестанской области за 1914 год. -Темир-Хан-Шура, 1915. - С.4,60. 2 Обзор Дагестанской области за 1915 год. - Темир-Хан-Шура, 1916. - С.57,59. просвещения: изменение учебных программ, отделение школы от церкви, увольнение монархически настроенных чиновников. В конце 1918 г. были выработаны новые, демократические и прогрессивные по существу принципы образования. Однако, их претворение в жизнь сопровождалось решительным и далеко не всегда оправданным сломом традиций. Разрушилась конфессиональная система образования, закрылись мечети, церкви, синагоги; были репрессированы ученые-апимы, которые обучали детей в мектебах и медресе, а первоначальная коранская школа грамоты замкнулась в домашних условиях и просуществовала до перестройки. В августе 1918 года для обсуждения вопросов школьного строительства был созван Первый Дагестанский съезд учителей. По многим принципиальным вопросам школьного строительства съезд принял решения, одобрявшие декреты новой власти по вопросам народного просвещения.1 На съезде возникло и разное понимание проблемы отделения школы от церкви. В резолюции мусульманской секции съезда по этому вопросу говорилось: «Секция туземной школы Дагестанского областного съезда учителей признает: 1) что новая школа должна быть единой, трудовой, всеобщей, обязательной и бесплатной на всех ступенях обучения; 2) что в начальной туземной школе необходимо вести преподавание всех предметов на родном языке учащихся». В то же время секция выразила пожелания: «а) о признании обязательности преподавания (для дагестанских детей) мусульманского вероучения на всех ступенях обучения; б) о недопустимости совместного обучения девочек и мальчиков». Новая власть брала на себя задачу огромной тяжести. Для того, чтобы начать выполнение этой исторически важной и трудной работы, необходимо было уравнять женщину с мужчиной. Для таких районов, как Дагестан, где это неравенство укоренилось тысячелетиями, являясь неотъемлемой доминантой сознания местного населения. Для выполнения этой задачи необходимо было дать массе женщин, в том числе и горянкам, настоящее светское образование. Произошедший резкий поворот в жизни женщины гор стал возможен благодаря смене всей политической структуры власти, которой следовало преодолеть толщу существующих законов, обычаев, адатов нужна была очень смелая революционная решительность, что являлось необходимым и очень важным условием, после которого должна была начаться упорная и долгая работа по раскрепощению женщины и вовлечению в реальную жизнь, в светскую учебу. 1 ЦГА РД. Ф.81.0п.1.Д.5.Л.13. Осуществлению новой образовательной парадигмы мешали трудности, связанные с отсутствием единого языка, необходимых кадров, владеющих родными языками, комплексом архаичных патриархально-средневековых пережитков, тесно вросших в повседневный уклад и быт и религиозным фанатизмом. Ко всему этому добавлялось самое недоброжелательное отношение со стороны мужской части горского населения к процессу раскрепощения женщин. Менталитет женщин Дагестана в силу приверженности к вековым адатам и установлениям шариата был совсем не подготовлен к процессу духовного освобождения и просвещения. В селе Нижнее Казанище на призыв открыть детскую площадку женщины заявили, что они ничего подобного не будут делать, не имея на то разрешения мужей, так как для них после Бога, слово мужа - закон.1 В основу мероприятий советской власти по культурным преобразованиям и реформам в деле просвещения легли постановления Народного Комиссариата просвещения «О школах национальных меньшинств» (октябрь 1918 г.), «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (декабрь 1919 г.), «О правах трудящихся женщин-горянок ДАССР» (март 1926 г.).2 Новая власть организовывала политические структуры для реформ образования и духовной жизни в Дагестане: в 1920 г. создается областной отдел по работе среди женщин, которым первоначально руководили русские женщины. В августе 1921 г. в Дагестане был организован Народный Комиссариат просвещения. В 1923 г. в республике работало более 150 школ, имелось более 10 тысяч учащихся. Органы советской власти никогда бы не выполнили в Дагестане поставленных задач по реформированию, если бы не задействовали, фактически создав заново, многие общественные организации. Здесь в первую очередь следует отметить комсомол, который уже с 1921 г. начал проводить усиленную работу по пропаганде образования и просвещения, втягивая в комсомольские ячейки и девушек. В 1922 г. был создан женотдел республики Дагестан. Общественные организации искали и находили различные формы и возможности постепенного вовлечения женщин, в том числе и горянок, в общественную жизнь через создание женских артелей, женских клубов, саклей горянок, открытие отдельных женских школ, пунктов по ликвидации неграмотности и другие формы. Важным нововведением явилось открытие профессиональной школы для женщин им. Р. Люксембург. 1 ЦГА РД.Ф. 1 -п.Оп. 1. Д.50. Л.20. 2 ЦГА РД. Ф.37-п.Оп.19.Д.66.-Лл.221-222. Важнейшей предпосылкой для полноценного становления светского образования являлась политическая воля самого государства, проявляемая в различных вариантах. В частности, следует отметить реальную политику советской власти по уравнению в правах женщины с мужчиной, в первую очередь, в сфере семейно-брачных отношений, ще старое довлеет дольше и сильнее. Очень большую роль сыграла помощь Дагестану грамотными специалистами из центра и регионов Северного Кавказа: следует отметить деятельность наркома просвещения Дагестана А. А. Тахо-Годи, О.Ф. Головиной-Ковалевой, Б. Водовозовой, Е.М. Дагаевой. В параграфе на основе анализа большого фактического материала делается вывод о том, что победившая революция в России - первое и главное условие успешного непрерывного светского просвещения в стране в целом и в Дагестане в часности. Важнейшим условием выполнения реформ стала политическая воля нового руководства, которое еще до победы революции записывало в своих документах как одно из программных требований «полную светскость школы... Бесплатное и обязательное, общее и политехническое образование для всех детей обоего пола до 16 лет; тесную связь обучения с детским общественно-производительным трудом... Снабжение всех учащихся пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства».1 Во втором параграфе «Ликвидация неграмотности среди женщин - важнейшее условие развития светского образования» исследована во втором параграфе. Важность этой проблемы обусловлена ее крайне недостаточной изученностью в современной историографии и тем значением, которое она имела для всего комплекса социальных отношений дагестанского общества. Политика советской власти заключалась не только в жестком сломе традиций, но и предусматривала поиск различных форм, соответствующих местным особенностям для вовлечения горянок в процесс светского образования, поскольку это являлось важным условием уравнения женщин с мужчинами. Организация для женщин специальных женских ликпунк-тов, интернатов горянок, женских клубов и т.д.,2 при всей сложности и неоднозначности результатов положила начало втягиванию женщин Дагестана в процесс светского образования. По переписи 1897 г. число грамотных женщин в Дагестане составляло 2,5%, в том числе в сельской 1 Ленин В.И. Полн.собр.соч. -Т.32. - С. 155. 2 Гасанова А.И. Раскрепощение женщины-горянки (1920-1940 гг.).-Махачкала, 1963.-С.75. местности - 1,74%.' Таким образом, ликвидация неграмотности женского населения стала не только важнейшей задачей, но и важнейшим условием развития всего общества. Вопросы просвещения горянок постоянно ставились и обсуждались на партийных съездах и конференциях. Постановления этих съездов, а также решения руководства республики с первых же дней победы новой власти влияли на все уровни повседневной работы, проводимой на собраниях женщин, конференциях, съездах, где ставились вопросы о просвещении > горянок. Главная трудность в ликвидации почти сплошной неграмотности среди женщин упиралась в пережитки векового уклада жизни, поэтому партийным, советским органам, общественным организациям надо было находить новые организационные формы, соответствующие условиям времени и особенностям местного менталитета. Большая роль принадлежала специальным женским пунктам по ликвидации неграмотности, которые начинали функционировать, в первую очередь, в городах. Определенная сложность заключалась в том, что они организовывались отдельно от мужских. Первый ликпункт был создан областной секцией по борьбе с безграмотностью (учрежденной в 1920 году) для коммунисток г. Порт-Петровска в январе 1921 г. Занятия посещали 8-10 человек. В том же году был организован ликпункт для работниц железнодорожного транспорта на станции Петровск-Кавказский.2 Молодежные организации, в первую очередь комсомол, создавали отдельные ликпункты, а в городах Буйнакске и Дербенте в 1925 году были созданы интернаты, где воспитывалось по 100 девушек.3 Одновременно шла напряженная работа по разъяснению новых законов о правах женщин на образование. Открытие женских интернатов последовало после того, как второй дагестанский съезд Советов (в декабре 1922 года) обсудил вопрос «О мерах развития народного просвещения в Дагестане». В постановлении этого ^ съезда было записано: «организовать сеть горских интернатов для девочек-мусульманок... открыть ряд школ для женщин-мусульманок».4 В учрежденную в 1920-1921 гг. дагестанскую чрезвычайную комиссию по ликвидации неграмотности входили представители Дагревкома, Главпо-литпросвета, рабоче-крестьянской инспекции и обкома комсомола. Эти же 1 Первая перепись населения. Дагестанская область за 1905 год. - С.4. 2 ЦГА РД. Ф.1-п.Оп.2.д.219.л.5. 3 Гасанова А.И. Указ.соч. - С.76. 4 «Красный Дагестан». 21 декабря 1922 г. комиссии образовались в округах и на них легло руководство всей работой по ликвидации неграмотности в республике.1 Так, к концу 1923 года было создано 17 ликпунктов для женщин - членов артелей в Буйнакске, Цудахаре, Левашах, Чохе, Унчукатле, Кумухе, Дербенте, Хунзахе, Ботлихе, Анди, Касумкенте, Хасавюрте, Аксае и Ахтах с общим охватом 490 женщин-горянок.2 С созданием в 1924 году общества «Долой неграмотность» (ОДН) работа активизируется. Членами этого общества стали зав. Дагженотделом Е.Дагаева, активистки Усачева, Самурская, Звягинцева и др. Общество занималось выпуском листков, плакатов, лозунгов, посвященных ликвидации неграмотности женщин. В апреле 1925 г. при ЦК ВКП(б) провели специальное совещание, посвященное женщине Востока. В принятом решении было написано: «Низкий культурный уровень девушек нацокраин и их большая отсталость от юношества выдвигают как очередную задачу широкое вовлечение девушек в учебу через организацию культурно-просветительных кружков, создание отдельных ликбезов для девушек там, где это необходимо, а также вовлечение девушек в школы I и II ступени, организацию специальных женских учебных заведенй, курсов, посылку на имеющиеся уже курсы, в совпартшколы, комвузы и др. учебные заведения, установив для них броню, способствуя этим увеличению кадров культурных и общественных работников из девушек».3 Огромную помощь в период ликвидации неграмотности оказал г. Ростов-на-Дону. Студенты и учителя из этого города занимались ликвидацией неграмотности в горных аулах. А.Ф.Назаревич, будучи еще студентом, приехал в Дагестан для помощи в ликвидации неграмотности и навсегда связал свою судьбу с его народами, став ученым, педагогом, журналистом. В диссертации анализируются различные формы вовлечения горянок в школы, пункты ликвидации неграмотности. Период 1929-1930 гг. обозначил заметный перелом в ликвидации неграмотности. Эта проблема привлекла к себе всенародное внимание. Уже в том же году государственные ассигнования на ликвидацию неграмотности в республике возросли по сравнению с 1925-1926 годом почти в 7 раз, ликпунктами и школами для малограмотных было охвачено людей боль- 1 ЦГА РД. Ф.43-р.Оп.4.Д. 1 .Л.7. 3 Там же. 1 -п.Оп.2.Д. 190.Л.46. 3 ЦГА РД.Ф.1-п.Оп.5.Д.214.Лл.ЗЗ-35. ше, чем за все предыдущие 9 лет вместе взятых. В том же году ликвидацией неграмотности занималось втрое больше энтузиастов, чем в предыдущем 1928-1929 учебном году.1 Уже к осени 1931 г. грамотность населения Дагестана составила 66% против 12,2% в 1926 году. Безусловно, это означало почти революционный скачок. Такая активная работа по ликвидации неграмотности и массовое вовлечение девочек в школьное образование вызывало яростное сопротивление мусульманского духовенства и не только его. Наиболее активно силы сопротивления работали среди женщин. Если агитация не удавалась, то распускали грязные слухи о тех, кто посещал ликпункгы и школы, нарочно задевали самолюбие близких мужчин (братьев, отцов, мужей), провоцировали на самое худшее - убийство. В 1928 г. в ауле Гинта Акушинского района был открыт пункт по ликвидации безграмотности. Заниматься в ликбезе начали исключительно мужчины, но нашлась смелая женщина, которая наперекор шариату тоже стала учиться. Ее звали Патимат Кайтбе-кова. Быть первым трудно в любом деле, а когда речь идет о том, чтобы горянка бросила вызов веками сложившимся понятиям о месте женщины в иерархии общества, одной смелости и мужества мало, нужна была сила большой веры в то дело, ради которого идешь. Именно в это время зверски расправились с Загидат Магомедовой из аула Куппа и Салихат Юсуповой из селения Уллучара. В Левашиснком районе в 1932 г. были убиты 3 женщины-активистки. Делегатка Аварова из этого района на съезде говорила: «Некоторые женщины после этого боятся учиться в ликпункгах, так как их тоже могут убить». Факты убийства женщин имели место и в Ка-хибском районе. Однако сорвать культштурм не удалось. Слишком неодолимо было стремление женщин ликвидировать свою неграмотность. Ма-гомедова Хава - женщина из селения Гоаб Чародинского района преодолела все преграды, активно вовлекая женщин села в ликпункты. Сагидат Махачева из с.Ириб того же района, овладев грамотой, одной из первых добилась объявления трех женских ликпунктов своего селения ударными и провела набор девушек-горянок в Хунзахский педкомбинат.2 На районном слете культармейцев и учащихся Чародинского района, состоявшемся 5 марта 1932 года, за образцовую работу по проведению культсанпохода было премировано 50 горянок-ударниц.3 1 ЦГА РД. Ф.37-р. Оп.19.Д.266.Л.5. 2 «Революция и горец», 1932 год. - № 10-12.-С208-209. 3 Там же. Анализ фактов диссертации показывает, что за короткий период времени и с большой помощью других республик к марту 1932 года в лик-пункты и школы малограмотных удалось вовлечь 251 399 человек, в том числе 126 370 женщин, из них 102 тыс. горянок.1 К концу 1932 года ликпун-кты окончило 114 328 человек, среди которых было 55 664 женщины. Из школ малограмотных выпущено за это время 38 349 человек, в том числе около 15 тыс. женщин.2 Таким образом, за один год только через ликпун-кты и школы малограмотных было пропущено 70 664 женщины.3 Обучение по алфавиту на русской графике началось с 1938 года. Это потребовало перестройки обучения взрослого населения, создания в кратчайшие сроки литературы на новом алфавите. Все эти трудности были преодолены в кратчайшие сроки. Вся огромная работа, связанная с ликвидацией неграмотности среди женщин, дала свои результаты. За 13 лет, с 1926 по 1939 год грамотность среди женщин-горянок выросла в 26 раз. В ряде передовых районов к началу войны неграмотность была почти ликвидирована.4 Таким образом, за очень короткий отрезок времени была проделана огромная созидательная работа. Основополагающая роль в этом процессе принадлежала энергии лучших представителей самого народа Дагестана, но нельзя умалять и важнейшего значения деятельности государственных органов и общественных организаций. В результате анализа многочисленных архивных и других данных диссертант пришел к выводу, что та гигантская работа, которая была завершена за очень короткий исторический срок, стала важнейшим условием не только развития светского образования среди женщин, но и реального их уравнивания с мужчинами; и сам процесс работы по ликвидации неграмотности среди женщин Дагестана выявил много талантливых организаторов, умелых руководителей-женщин, которые пришли к управлению. Эта работа одновременно стала в определенной степени кузницей национальных кадров, которых так не хватало в Дагестане после победы революции. В третьем параграфе «Особенности функционирования светских школ в годы Великой Отечественной войны» показана специфика развития образования в Дагестане в условиях военного времени. Перед школой 1 Дагестан к 15 годовщине октября, 1932. - С.70-71. 2 ЦГА РД. Ф.37-р.Оп.21 .Д.266.Л.5. 3 Там же. 4 Гасаиова А.И. Указ.соч. - С.86. встали очень важные задачи, не только образовательные, но и способствующие участию в деле укрепления обороноспособности страны, военного обучения молодежи, воспитания советского патриотизма и ненависти к врагам. Как и во всей стране, трудность выполнения этих задач заключалась в отсутствии необходимых кадров, ибо многие учителя ушли на фронт, потребности страны в труде старшеклассников на производстве, резкого ухудшения материальной базы школ, в которых вынуждены были учиться в две- три смены, 60% педагогов не имели специального образования. Дополнительные трудности были созданы необоснованными репрессиями многих учителей в 30-е гг. Тем не менее, развитие образования продолжалось: прежде всего, усиливается связь школы с производством, что было обусловлено потребностями военного времени. Вводится обязательное военное обучение, сельскохозяйственное обучение в школе и непрерывная двухнедельная производственная практика. Осуществляются методические нововведения: введение пятибалльной системы оценки знаний. Некоторые сельские школы особенно отличались высоким уровнем работы - Чохская и Согратлинская средние школы Гунибского района, средняя женская школа № 2 г. Махачкалы. Очень важной реформой дагестанской школы, становится распространение с 1943 г. интернатов (в 1943 г. -73), особенно важных для детей горцев, ведущих кочевое хозяйство. Война поставила перед дагестанским обществом проблему детских домов (в 1943 г. к 9 имеющимся добавились 4 вновь открытых детских дома). С 1943 года в Дагестане появились первые средние вечерние школы рабочей молодежи, а в 1944 году несколько вечерних семилетних школ было открыто для сельской молодежи. Они позволили охватить учебой ту часть молодежи, которая оставила учебу и находилась на работе. С 1944 г. закон о всеобщем обязательном обучении распространился на детей семилетнего возраста. Однако, религиозное влияние в годы войны усилилось в сельской местности, где в 1943 г. выявлено было 18000 детей семилетнего возраста, не посещающих школы. Еще более резкий спад учащихся характерен для 8-10-х классов. Увеличивается отсев девушек из старших классов, Тем не менее, процесс государственного финансирования образования продолжался и даже возрос за годы Великой Отечественной войны. Следует отметить активную работу партии, комсомола, колхозов, сельской общественности, работников образования по поддержке школ Дагестана. В 1943 г. при Наркомпросе республике было создано Дагестанское учебно-педагогическое издательство, позволившее улучшить материальную базу школы. Разумеется, в работе различных органов имели место и недостатки, например исполкомы и сельские советы отстранялись от проблем всеобуча, перекладывая их на плечи исключительно учителей, и даже сами нарушали закон о всеобуче, не пуская своих детей в школу. В четвертом параграфе «Учительские кадры и светское образование военного времени» раскрывается основополагающаяся проблема образования в годы войны. Напряженно работали в годы войны Дагестанский научно- исследовательский институт школ и Институт усовершенствования учителей, открытый в 1944 г., который руководил всеми курсовыми мероприятиями по подготовке учительских кадров, а также занимался методическими вопросами. Он выпустил б разнообразных методических сборников, в которых обобщен лучший опыт работы учителей дагестанской школы: «Опыт дагестанской школы» С. Иванова, X. Шаповалова, «Сборник методических материалов» Б. Больштейна, «Самодельные наглядные пособия по географии» И. Микулича и др. Большое значение имели формы работы с вновь влившимися в коллектив педагогов республики эвакуированными учителями (более 200 человек), в том числе 100 с высшим и 72 с незаконченным высшим и средним образованием.1 Среди эвакуированных были учителя из Киевской, Одесской, Днепропетровской, Ростовской, Харьковской и других областей, а также из Латвии и Эстонии. Часть из них использовалась на руководящей работе: заведующими районными и городскими отделами народного образования, школьными инспекторами Районо, директорами и заведующими учебной частью семилетних и средних школ. Большинство эвакуированных учителей, работавших в республике, имели высокую квалификацию и внесли огромный вклад в обеспечение нормальной работы школ и в повышение качества обучения и воспитания подрастающего поколения. Так, в Касумкентском районе в 19411942 учебном году заведующим пед. кабинетом, а позднее заведующим районо работал профессор С.М. Смолинский, энергичная деятельность которого способствовала улучшению работы школ этого района. На 1 июля 1945 года в школах Дагестана работало 5790 учителей, из них с высшим образованием 378 человек, с незаконченным высшим образованием - 1731 человек и с незаконченным средним образованием - 3212 человек.2 Некоторое улучшение качественного состава учительских кадров, рост числа учителей с высшим и незаконченным высшим образованием объясняются приездом в республику эвакуированных учителей. Исследо- 1 ЦГА РД, ф.п-1, оп.1, д. 5396, Л.24 2 Абилов А.А. Очерки советской культуры народов Дагестана. - Махачкала, 1959-С. 191. вание дает анализ работы педагогических учебных заведений, которые в трудные годы военного времени продолжали работу по выпуску новых кадров учителей. Число студентов педагогических учебных заведений, уменьшившееся в начале войны, с 1944 года стало непрерывно возрастать. Так, например, если в Дагестанском педагогическом институте в 1941-1942 учебном году обучалось 305 студентов, то в 1945-1946 учебном году стали обучаться 637. По педагогическим училищам соответственно 462 и 1393.' Для усиления методической помощи учителям на местах организованы в каждом районе педкабинеты, а при Наркомпросе ДАССР научно-исследовательский институт школ, как было отмечено выше. В развитии светского образования наблюдается активное участие женщин в связи с уходом на фронт значительного числа учителей - мужчин. И все таки, женщины - горянки составляли незначительное число. В ноябре 1943 года были открыты Дагестанский женский учительский институт и женское педагогическое училище, сыгравшие в расширении влияния светского образования большую роль. В 1944-1945 учебном году на первый курс нового института было принято 42 девушки - горянки и на подготовительные курсы - 78, в Буйнакское женское педагогическое училище - 64. Диссертация анализирует деятельность русских учителей в формировании системы светского образования, а также педагогов из представителей национальностей Дагестана. Учителя И.Д. Неведомская, С.М. Омаров, А. Дандамаев, А.П. Скрабе, С.М. Иванов, A.M. Гранкина, А. Качмасов, П. Гузунова, Ш. Ахкуева и другие навсегда вошли в историю Дагестана.2 Органы советской власти Российской Федерации способствовали выводу национальных республик из трудных ситуаций: Совнарком РСФСР постановлением от 1 ноября 1943 года отметил наиболее узкие точки учебно-воспитательной работы школ республики и определил необходимую помощь, прежде всего педагогическими кадрами. При поддержке партийных и советских органов осенью 1943 г. была создана Академия педагогических наук РСФСР. Динамика, заданная развитию светских научных знаний в довоенные годы, выдержала испытание в суровые годы войны. Несмотря на все трудности, система образования, рожденная под влиянием российской цивилизации (включая и довоенный советский период) и при опоре на нее, оказалась жизнеспособной, исторически необходимой, воспринятой обществом, сохраняющим немало феодально-патриархальных пережитков. ' Там же. С. 192 2 История Дагестана Т.З. - М., 1968. - С. 409. Конфессиональная система образования доказала полную невозможность служить конкурентом светской системе. Пятый параграф «Среднее и средне-специальное образование Дагестана в 1946-1970 гг.» свидетельствует, что образование развивалось в условиях противоречивых социально-экономических тенденций на территории Дагестана. С четвертой пятилетки неуклонно возрастает финансирование просвещения и образования в республике (с 88,9 млн. руб. в четвертой пятилетке до 357,9 млн. руб. в восьмой пятилетки). Это позволило совершенствовать систему образования в Дагестане. Как прогрессивную тенденцию следует отметить реализацию программы семилетнего всеобуча под руководством Дагестанского обкома ВКП(б), принявшего в октябре 1950 г. постановление «О мерах улучшения партийного руководства делом народного образования республике». В 1945/46 учебном году в Дагестане -307 семилетних школ, 1950/51 году - 440 семилетних школ, в 1957/58 г. -124. Однако, несмотря на положительную динами^ роста, задачи перехода на семилетний всеобуч во второй половине 50-х гг. еще не были реализованы в полном объеме. В 1958 г. вторая сессия Верховного Совета СССР приняла закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», вводивший вместо семилетнего обязательное восьмилетнее образование для детей от семи до шестнадцати лет. В апреле 1959 г. аналогичный закон был принят Верховным Советом Дагестанской АССР. Процесс реорганизации школ начался с 1959/60 учебного года, однако его темпы были недостаточными и не укладывались в намеченные сроки, особенно в сельской местности, что объяснялось неразвитой материально-технической базой и отсутствием необходимого контингента учащихся для 8 класса, поэтому Министерство просвещения РСФСР разрешило в Дагестане создавать восьмилетки без 8 класса, количество которых существенно сократилось только в 1963/64 г. Новый этап в развитии общеобразовательной школы Дагестана начался с середины 60-х гг., когда был взят курс на переход к всеобщему обязательному среднему образованию(постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 ноября 1966 г.). В Дагестане начался процесс реорганизации части восьмилетних школ в средние (1967/68 -1969/70 гг. 101 восьмилетняя школа была преобразована в среднюю). К началу 70-х гг. средняя общеобразовательная школа становится основной формой образования в Дагестане. Еще одной тенденцией этого периода являлось расширение сети школ рабочей и сельской молодежи, школ для взрослых. Третьим важным направлением становится создание учебных структур, позволяющих получить средне-специальное образование, включая и учебные заведения, готовящие руководящие кадры: двухгодичная, затем трехгодичная партийная школа в Махачкале. Однако, до конца 50-х гг. ощущался дефицит специалистов, имеющих средне-специальное образование, наблюдались серьезные недостатки в распределении этих кадров, хотя именно в это десятилетие были открыты зооветеринарный техникум в Махачкале, сельскохозяйственный техникум в Дербенте, бухгалтерские курсы в Хасав-Юрте, техникум сельскохозяйственного машиностроения в Буйнакске, несколько медицинских училищ, педагогических и культурно-просветительных училищ. Растущее индустриальное развитие Дагестана потребовало создания специальной системы образования, которую осуществляли: строительный, механический, политехнический техникумы в Махачкале, политехнический техники в Каспийске. Программные партийные документы 1963-66 гг. позволили достичь новых успехов в развитии средне-специального образования, тем более, что, несмотря на образование первых ВУЗов, система средне-специального образования оставалась ведущей в области подготовки кадров для народного хозяйства. Отмечая несомненно положительную динамику развития системы средне-специального образования, следует указать на существенные трудности и недостатки: неразвитость материально-технической базы, низкий уровень жизни преподавателей, задержки и невыплаты стипендий учащимся, нехватку квалифицированных преподавательских кадров, необеспеченность новыми учебниками и пособиями, несовершенство методик преподавания, необходимость прибегать к системе совместительства. В шестом параграфе «Основные тенденции развития системы среднего образования в 70-90 гг.» раскрываются особенности системы среднего образования Дагестана в указанный период на основе постановлений партии и правительства, в частности, «О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы». Переход к всеобщему среднему образованию сопровождался в этот период значительными трудностями, во-многом, унаследованными от периода 50-60-х гг.: школы с земляными кровлями, размещение школ и интернатов в частных домах и аварийных помещениях, отсутствие специализированных кабинетов. Эти трудности усугубились вследствие крупнейшего землетрясения 1970 г., разрушившего 70 школ и повредившего 125. Большую роль в преодолении последствий землетрясения сыграло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 июня 1970 г. «О мерах помощи Дагестанской АССР по ликвидации последствий землетрясения». В период 1966-1985 гг. было построено 810 школ на 214580 ученических мест. Никогда ранее в республике не открывалось такого количества школ за указанный срок. Но к 80-м гг. в школьной системе нарастают негативные тенденции: процентомания, формализм, проявление бюрократизма, очковтирательство, порой чрезмерно либеральное отношение к недостаткам в подготовки учащихся. В это же период заметно некоторое ослабление внимания руководящих органов республики к проблемам средней общеобразовательной и средне-специальной школы. Постановление Верховного Совета СССР в апреле 1984 г. «Об основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы» наметило новый этап в системе светского образования в Дагестане. Десятилетние общеобразовательные школы стали реорганизовываться в одиннадцатилетки, за всеми школами закреплялись базовые предприятия, увеличивается количество школьных мастерских, учебно-производственных комбинатов, учебных цехов, создаются ученические рабочие места на предприятиях, ученические полевые станы, оплачивается труд школьников. В декабре 1984 г. Совет Министров РСФСР обсудил вопрос о реализации школьной реформы в Дагестанской АССР, отметив целенаправленную деятельность по осуществлению школьной реформы. Но обращает на себя внимание тот факт, что ни в таких документах по реализации этого постановления уже нет упоминаний об обязательности всеобщего среднего образования, окончательно отмененной в республике 27 ноября 1985 г. Положительным следствием реформ второй половины 80-х гг. стало усиление трудового воспитания учащихся, основательности их профессиональной подготовки. Последней попыткой реформы системы народного образования, проводимой под руководством коммунистической партии, стали задачи февральского Пленума 1988 г. В них устранялась обязанность школы давать профессиональную подготовку, накладываемая на среднеспециальные учебные заведения и непосредственно производство, выдвигались задачи нового отношения к учительскому труду, декларировались принципы педагогики сотрудничества. Но особенность этих постановлений - их рекомендательный характер, без строгой обязательности. В конце 80-х гг. по инициативе общественности стали создаваться Советы общеобразовательных школ по подобию дореволюционных попечительских советов. Процесс демократизации затронул и школу: учебным заведениям было предоставлено больше инициативы в организации работы, стали практиковаться выборы директоров школ и техникумов. Важно отметить новые направления работы: интерес к национальной истории и культуре Дагестана, возрастание объема преподавания на родном языке. С 90-х гп стали появляться новые типы учебных заведений: гимназии, колледжи, лицеи, способствующие поступательному развитию системы светского среднего образования в стране. Однако, необходима констатация и отрицательных явлений: значительное уменьшение внимания общероссийских и республиканских государственных органов к развитию среднего образования, неоправдан- * ная и даже вредная тенденция к реформированию ради реформирования, зачастую разрывающая процесс преемственности в деле образования, который необходим в этой сфере больше, чем в любой другой отрасли человеческой деятельности. Выводы в конце этой главы хотелось бы построить в рекомендательном плане. На территории республики необходимо сохранение и развитие разновариантных - государственных, муниципальных, частных средних учебных заведений, но обязательный контроль государства над ними в определенных формах должен сохраняться. Все типы государственных и муниципальных средних школ должны быть бесплатными. Во всех формах идеологии и культуры республики Дагестан должна подчеркиваться исключительно большая историческая роль России в формировании системы светского образования в Дагестане, без этого возникнет угроза утраты великого цивилизационного опыта, разрыв преемственности в образовательных процессах. Негативные последствия этих явлений даже трудно себе вообразить. Четвертая глава «Становление и развитие системы высшего образования в Дагестане в 1930- начало 90-х гг.» Материал первого параграфа «Высшая школа в системе светского образования» охватывает около 60 лет. К 30-м гг. Дагестан испытывал острый недостаток квалифицированных кадров во всех отраслях народного щ хозяйства по причине отсутствия в республике высших учебных заведений. Кроме того, традиции, сложившиеся в обществе, ориентировали на религиозно-гуманитарные знания, оставляя за рамками сведения по точ- , ным и техническим наукам. Первоначально проблема кадров с высшим образованием решалась за счет направления представителей местного населения в высшие учебные заведения за пределами республики, система бронирования мест для дагестанских студентов начала действовать с 30-х гг. В 1930 г. бюро Дагестанского обкома ВКП(б) приняло решение об организации Агропединститута, утвержденное Совнаркомом РСФСР в 1931 г. В 1932 г. открылись Плодо-ягодный институт и медицинский. Деятельность партийных и государственных органов способствовала этим трем первым ВУЗам, но демократические права населения республики не соблюдались: среди студентов полностью преобладали выходцы из рабоче-крестьянских классов, среди национальностей Дагестана практически отсутствовали лица, имеющие подготовку для обучения в ВУЗе. Последнее обстоятельство преодолевалось за счет организации рабфаков. Дальнейшая работа этих первых ВУЗов определялась постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 июня 1936 г. «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой». Плодо-ягодный институт реорганизуется в Дагестанский сельскохозяйственный институт с четырьмя факультетами. Местные партийные и государственные органы успешно регулировали и работу других ВУЗов, особенно медицинского института, заботились о кадровом обеспечении, развивая систему аспирантуры. В частности, кандидаты, направляемые в аспирантуру из Дагестана утверждались на заседании секретариата Дагестанского обкома партии. В 1938 г. при медицинском и сельскохозяйственном институтах г. Махачкалы была открыта аспирантура, в которой обучалось 10 человек. Для женщин-горянок и работниц существовали льготы, специальные подготовительные курсы и повышенные стипендии. Трудности Великой Отечественной войны в полной мере сказались на начавшей развиваться системе высшего образования республики: 1941-42 гг. Дагестанский обком партии и СНК трижды поднимали вопрос о закрытии Дагестанского педагогического института из-за нехватки мобилизованных на фронт кадров преподавателей и резкого уменьшения по той же причине числа студентов. Отчасти это ВУЗ был спасен за счет эвакуированного в Дагестан Крымского пединститута им. М.В. Фрунзе, который слили с Дагестанским пединститутом. Превращение в августе 1942 г. Дагестана в прифронтовой район снова поставило вопрос о судьбе ВУЗов республики, приостановивших свою работу. Началась их эвакуация в Южный Дагестан. Несмотря на все трудности, республике срочно требовались квалифицированные кадры, поэтому бюро обкома партии и СНК ДАССР в январе 1944 п принимают постановление «О мероприятиях по укреплению системы заочного педагогического образования». Были облегчены требования вступительных испытаний, от которых освобождались лица, окончившие средние школы с оценками «отлично» и «хорошо». Тем не менее, проблема приема в ВУЗы национальных кадров стояла очень остро, что заставило в январе 1943 г. бюро обкома партии выпустить постановление «О подготовке, выращивании и выдвижении кадров их коренных национальностей Дагестана»: для студентов-дагестанцев вводились дополнительные занятия по русскому языку, организовывались подготовительные курсы, устанавливалась стипендия независимо от успеваемости. В том же году было принято постановление «О мероприятиях по улучшению работы Дагестанского мединститута». В 1945 г. бюро обкома обязало руководителей колхозов и совхозов, предприятий и партийно-советских органов командировать 400 человек на учебу в ВУЗы республики. Это позволило повысить долю коренных национальностей Дагестана во второй половине 40-х гг. до 54%. Однако в этот период особенно остро ощущалась нехватка специалистов для нефтяной промышленности, электротехники, дорожного строительства. Поэтому особое внимание уделялось подготовке кадров в центральных ВУЗах РСФСР и других республик (постановление ЦК партии от 7 июля 1947 г.). Процессу развития высшего образования в этот период мешали такие факторы как искусственная уравниловка, не позволяющая выявить наиболее способных студентов, сохранение льгот, жесткие квоты по районам, неоправданная ликвидация или снижение уровня конкурсных испытаний. Но даже эти явления не могли удержать от колебаний процентную долю студентов коренных национальностей. Только с начала 50-х гг. темпы подготовки кадров высшей квалификации стали ощутимо возрастать, особенно за счет расширения системы заочного обучения (приказ Министерства просвещения ДАССР от 23 апреля 1952 п). Второй параграф « Предпосылки и становление университетского образования, его роль в подготовке научно-педагогических кадров» позволяет показать, что важнейшей предпосылкой появления университетского образования в Дагестане стал определенный уровень развития институтской системы в послевоенный период, внутри которой сложились успешно работающие профессорско-преподавательские коллективы, издавались научные труды, защищались кандидатские и докторские диссертации, имели место важные открытия и изобретения. Существенную роль сыграла политика республиканского партийного и советского руководства, проявлявшего постоянную заботу о развитии высшего образования. Уровень, достигнутый дагестанскими институтами в 50-е гг., показывал, с одной стороны, перспективность роста, с другой, выявлял существенные проблемы и противоречия: в рамках институтской, во многом научно-прикладной системы, не всегда обеспечивались возможности для крупномасштабных научных исследований. В частности, бюро обкома партии неоднократно указывало на невыполнение ВУЗами республики половины запланированных научных тем и проектов. Следует подчеркнуть также и внимание центральных партийных и государственных органов к развитию высшего образования на территории региона: в 1945 г. в ознаменование 25-летия советской автономии Дагестана здесь открылось отделение (Научно-исследовательская база) АН СССР, что оказало огромное влияние на все отрасли хозяйства республики и особенно сферу образования. В 1949 г. решением Совета Министров СССР эта научно-исследовательская база была преобразована в Дагестанский филиал Академии наук СССР. С 1951 по 1958 г. филиалом были подготовлены 5 докторов и 78 кандидатов наук. И все-таки проблема приобщения выходцев из коренных национальностей Дагестана к науке стояла весьма остро: постоянно приходилось принимать специальные меры по расширению их контингента в аспирантуре, поскольку процент отсева именно этой категории аспирантов был высок. В 1950 г. сектор зоологии и животноводства филиала был преобразован в Институт животноводства, прославившийся выведением новых пород скота, в частности овец (Дагестанская горная и др.). Однако, эта структура не могла решить всего комплекса назревших проблем: сельскохозяйственные научные учреждения на территории республики были распылены, находились в подчинении различных ведомств, не всегда эффективно обеспечивали связь науки с производством, опаздывали и медлили с внедрением исследовательских результатов в хозяйственные отрасли, несмотря на достигнутые успехи (в этом случае особо надо отметить деятельность зональных опытных станций по плодоводству, виноградарству, овощеводству и др.). Для устранения вышеуказанных недостатков Совет Министров СССР в 1956 г. принял решение объединить эти учреждения в Научно-исследовательский институт сельского хозяйства. В 1958 г. сектор физики этого института был преобразован в Институт физики под руководством профессора X. И. Амирхано-ва. Нельзя не отметить научные достижения в годы войны Научно-исследовательского института эпидемиологии, микробиологии и паразитологии, созданного в 1941 г. В 50-е годы из филиала АН СССР выделились Институт геологии, Институт истории, языка и литературы. Последнее подразделение имело немалые достижения в исследовании дагестанской истории (характер движения Шамиля, прогрессивность русско-дагестанских отношений), были выпущены «Очерки истории Дагестана», целый ряд важных научных трудов и монографий, стали проводиться систематические и планомерные археологические исследования. Значительные успехи были достигнуты в изучении дагестанских языков, составлялись академические словари. Значительную роль в развитии науки и образования сыграл Научно-исследовательский институт школ при министерстве просвещения ДАССР по оказанию учебно-методической помощи нерусским сельским школам в изучении родного языка и литературы, а также и русского языка. Успехи и достижения в развитии различных отраслей науки, достигнутые через систему научно-исследовательских подразделений филиала АН СССР подготовили открытие университета. 31 октября 1957 г. вышло постановление Совета Министров СССР об открытии Дагестанского государственного университета, первым ректором которого стал талантливый организатор А. А. Абилов, с 5 факультетами, 15 кафедрами (через год их стало 19, а в начале 60-х уже 24), на которых трудились 146 штатных преподавателей (в начале 60-х 281). Сразу же наметился рост специалистов высокой квалификации (кандидатов и докторов наук), но до середины 60-х гг. он шел в основном за счет привлечения их со стороны. В 60-е гг. проблема подготовки кадров для университета из числа коренных национальностей решалась путем направления их в целевую аспирантуру в центральные ВУЗы страны, а также путем обучения в аспирантуре, созданной на месте, при университете, которая постоянно расширялась. Следует отметить особый вклад в дело подготовки высококвалифицированных кадров ректора университета А. А. Абилова, бессменно возглавлявшего его с 1957 по 1977 г. Нельзя, однако, забывать и о неизжитых проблемах аспирантуры: высокий процент отчислений, особенно представителей коренных национальностей, сравнительно небольшая доля подготовивших и защитивших диссертации в срок). К концу 60-х гг. университет насчитывал уже 9 факультетов, 33 кафедры, 405 преподавателей (из них 11 докторов наук и 125 кандидатов наук, за 10 лет он подготовил 5000 специалистов, сложились научные школы и направления (например, уникальный в масштабах страны Студенческий научно-исследовательский институт фольклора и литературы народов Дагестана под руководством А.Ф. Назаревича). Своевременное создание университета позволяло дать возможности для развития процессов научно-технической революции в республике и обеспечить «образовательный бум» 60-х гг. (к концу 60-х представители коренных национальностей среди студентов составляли 73,9 % - таких успехов образовательная система Дагестана не достигала никогда ранее). В третьем параграфе «Высшее образование в Дагестане в 60-е - начале 90-х гг.» ставится задача рассмотреть противоречивые тенденции развития высшего, прежде всего, университетского, образования в течение 30 лет, составивших сложный и во многом переломный период времени. В конце 60-х - первой половине 70-х гг. наблюдаются тенденции дальнейшего роста системы высшего образования, вызванного потребностями научно-технической революции. Прежде всего, речь должна идти о подготовке кадров современных технических специальностей, обусловившей превращение инжнерно-технического факультета в мощную научно-образовательную структуру с множеством научных лабораторий и кабинетов с современным оборудованием. Это привело к его частичному отпочкованию в самостоятельную структуру: в декабре 1970 г. Совет Министров СССР принял постановление об организации Дагестанского политехнического института с б факультетами. В 60-е годы происходит реструктуризация высшего педагогического образования: в начале 60-х учительские институты, готовившие кадры для семилетних школ, исчерпав свои функции, закрывались, а в 1964 г. Дагестанский женский пединститут был преобразован в Дагестанский педагогический институт с дневным и заочным отделениями. Вместо кадров по ликвидации неграмотности для современных школ следовало готовить высококвалифицированные учительские кадры, обладающие умениями самостоятельной творческой работы, что составило основную задачу для коллектива пединститута и его руководителя профессора A.M. Магомедова. Их заслугой стала активная работа по привлеченшо в институт молодежи, проживающей в сельской местности. В плане научной работы наибольшие успехи в пединституте были достигнуты в гуманитарной области: вклад выдающегося востоковеда члена-корреспондента РАН М. Дандамаева, специалиста по истории древнего Ирана, Сельскохозяйственный институт в указанный период также активизировал свою деятельность, осваивая процессы межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции, усиливая связь с производством, на протяжении 60-х - начала 70-х гг. постоянно увеличивая контингент студентов, среди которых значительно возрастает доля женщин-горянок. Подобные тенденции были характерны и для медицинского института, в котором значительно усовершенствовался процесс образования: введение ежедневных 4- часовых практических занятий при кафедрах с немедленной проверкой результатов работы, увеличение часов медицинской практики, интенсификация работы филиалов, в частности, в г. Каспийске, разработка новых направлений медицинской специализации. Государственная политика указанного периода объективно способствовала развитию высшего образования: прежде всего, имеется в виду последовательность мер по повышению материального благосостояния преподавателей и студентов, по эффективному использованию молодых специалистов в народном хозяйстве. Созданные в 1969 г. подготовительные факультеты облегчали доступ к высшем}' образованию представителям коренных дагестанских национальностей. Для них же существовала система льгот при получении образования в ведущих ВУЗах страны. Несомненно, положительным для того времени явлением оставалась действующая с 50-х гг. система привлечения в ВУЗы лиц, имеющих практический опыт работы на производстве. Все эти факторы особенно оправдывали себя на территории многонационального Дагестана, воспринимаясь как проявления социальной справедливости и гарантии на получение рабочих мест согласно полученной профессии, вселяя ощущение стабильности и уверенности в будущем, особенно для представителей интеллигенции республики. В 60-е - 70-е гг. ВУЗы Дагестана, изживая специфику, выражающую признаки отставания, полностью включаются в общесоюзную образовательную систему, в значительной степени решается проблема приобщения к высшему образованию представителей коренных национальностей. С середины 80-х гг. в системе высшего образования в Дагестане появились кризисные явления, связанные со снижением доли государственного финансирования, сокращением численности студентов и аспирантов, снижением уровня результативности в аспирантуре, коренной перестройкой гуманитарных образовательных парадигм. Противоречия показали, что университет - не просто учебное заведение, научный и просветительский центр, но и важнейшая социокультурная структура общества, способная осуществлять определенные задачи антикризисных программ. Дагестанский университет преодолевал трудности, развиваясь в русле общероссийской концепции университетского образования, наращивая научно-исследовательский потенциал, о чем свидетельствует участие его ученых в целом ряде кардинальных программ: «Университеты России», «Межнациональные проблемы в современных условиях» и др. Он стал в этот период крупнейшим центром экономического образования и науки, продолжая созидательную работу по обеспечению республики высококвалифицированными кадрами, осуществляя переход на многоуровневую систему образования. В период 80-х - начала 90-х гг. нарастают проблемы и противоречия в развитии системы высшего образования в Дагестане. В значительной степени они порождены наследием прошлого, латентными недостатками, накапливающимися в советский период за фасадом видимого благополучия: жесткая централизация и планирование системы высшей школы, проявившиеся в принудительности распределения молодых специалистов, монополизм в управлении, излишняя замкнутость вузовской системы, процентомания и искусственная подгонка показателей под необходимый план или стандарт, порой принудительные меры в отношении преподавателей с целью завышения оценок успеваемости и, самое главное, преобладание факторов экстенсивного развития в сфере высшего образования. Для Дагестана - некая чрезмерная уравнительность, препятствующая отбору по способностям и высокой требовательности конкурсных испытаний. Но нельзя сбрасывать со счетов и новые явления: страсть к хаотическому реформированию, снижение финансирования на всех уровнях, отсутствие необходимых социальных гарантий, резкое понижение уровня жизни профессорско-преподавательского состава и студентов, тенденцию к прямой обусловленности научно-исследовательской и преподавательской деятельности экономической прибыльностью. Тем более важен исторический опыт развития высшей школы в республике, нельзя допустить утраты достигнутых в советский период успехов и столь же необходимо учитывать негативные направления этого времени. В заключении подведены общие итоги исследования и сформулированы основные выводы. Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора: Монографии: 1. Адухов М.Д., Муцалханов М.С., Махмудов Х.М. Дагестан в 30-50-е гг. Некоторые проблемы политического, социального и культурного развития. В соавт. Махачкала, 2001. - 11 п.л. (7 п.л. автора). 2. Адухов М.Д. От цивилизации к цивилизации. Махачкала, тип. ДНЦ РАН, 2004. -10 п.л. Статьи и тезисы: 1. Адухов М.Д. Этапы высшего образования в России (ДГУ им. Ленина). Журнал «Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы» г. Ростов-на Дону, 1973 г. № 4 - 0,5 п.л. 2. Адухов М.Д. Выдающийся геолог-нефтяник нашей страны. Журнал «Азербайджанское нефтяное хозяйство» г. Баку, 1974, № б - 0,3 п.л. 3. Адухов М.Д. Разведчики земных глубин. Журнал «Советский Дагестан», Махачкала, 1974, № б - 0,3 п.л. 4. Адухов М.Д. Исследователь аварского языка. Журнал «Советский Дагестан», Махачкала, 1974, № 4 - 0,5 п.л. 5. Адухов М.Д. Обгоняя время (об ученом профессоре психиатрии -горянке). Журнал «Женщины Дагестана», Махачкала, 1974, № б - 0,6 пл. 6. Адухов М.Д. Роль русских ученых в развитии науки и производительных сил Дагестана (1920-1940гг.). Сборник науч. тр. преподавателей ДГУ. Вып. 4ДагГИЗ Махачкала, 1976.1,5 пл. 7. Адухов М.Д. Выдающийся геолог-геоморфолог В. Д. Голубятников. Сборник тезисов научной конференции Даг. Отд. Геолог. Общ. СССР, Махачкала, Вып. 9,1978. - 0,3 пл. 8. Адухов М.Д. Профессор И.И. Тумаджанов - исследователь растительности Дагестана. Сборник тезисов Межвузовской научно-практ. конф. в регион. Даг.Отд.Геогр. Общ. СССР, Махачкала, 1980 Вып. ХП. - 0,2 пл. 9. Адухов М.Д. Культурное строительство народов Дагестана за годы Советской власти // Управление национальными отношениями в условиях строительства социализма. Материалы Всесоюз. науч. конф. - Латв. Академия наук, Рига, 1982 г. - 0,6 пл. 10. Адухов М.Д. Наука Дагестана за годы Советской власти. Научно-практическая конференция Республики, Махачкала, 1982 г. - 0,3 пл. 11. Адухов М.Д. Дорогой дружбы (Об интернационализме). Известия СКНЦ ВШ, № 4,1983, Ростов-на Дону. - 0,3 пл. 12. Адухов М.Д. Некоторые вопросы становления и развития дагестанской советской науки в 1920-1940 гг. Сборник трудов проф.-препод. состава ДГПИ, 1989, Махачкала, ДагГИЗ. -1,5 пл. 13. Адухов М.Д. Развитие науки Дагестана в 1920-1994 гг. Сборник «Культура и наука в жизни российской провинции», Рязань, 1996. - 0,3 пл. 14. Адухов М.Д. В.В. Бартольд как исторический географ. Научно-практ. конференция республики геогр. общ. СССР, Махачкала, 1990. - 0,4 пл. 15. Адухов М.Д. Цивилизационно ли наше мышление. Журнал «Литературный Дагестан», № 3, 1996. - 0,3 пл. 16. Адухов М.Д. Государство и наука // Наука и социальный прогресс. Сборник научных трудов. ДНЦ РАН, Махачкала, 1997. - 0,4 пл. 17. Адухов М.Д. Ислам и дагестанская цивилизация. Журнал «Народы Дагестана», № 1,1999. - 0,5 пл. 18. Адухов М.Д. Почему Запад стал Родиной индустриальной цивилизации // Вузовская наука и проблемы гуманитарного и естественнонаучного образования в высшей школе. Сборник науч. статей. - 0,4 пл. 19. Адухов М.Д. Расколотое общество (цивилизационное осмысление российской истории). Журнал «Дагестан», № 5,2000. - 0,5 пл. 20. Адухов М.Д. Дагестан в 30-50-е гг. (некоторые проблемы политического, социального и культурного развития). Махачкала, 2001. -11 пл. 21. Адух-ов М.Д. Каким быть образованию? Журнал «Дружба», № 4, 1992.-0,5 пл. 22. Адухов М.Д. Семинарские занятия по истории СССР для студентов исторических факультетов (методическое пособие). Махачкала, Дагучпед-гиз, 1986. - 1,5 п.л. 23. Адухов М.Д. Повышение профессионального уровня учителей истории (метод, реком.). Махачкала, Дагучпедгиз, 1989. - 1 п. л. 24. Адухов М.Д. Обучая, воспитывать, (метод, реком.) (на аварском языке). Журнал «Дружба», № 3, 1989. - 0,6 п.л. 25. Адухов М.Д. Школа в творчестве Абдулхалимова Магомеда (метод нап.). Журнал «Литературный Дагестан», № 4,1989. - 0,2 п.л. 26. Адухов М.Д. Мысли вслух (об интенсификации труда учителя) (метод. советы). Журнал «Дагестан», № 5,1989. - 0,7 п.л. 27. Адухов М.Д. Учитель в оковах инерции. Журнал «Дагестан», № 6, 2000. - 0,5 п.л. 28. Адухов М.Д. Пятая, примерная (об опыте организации трудового обучения в школе № 5 г. Махачкала) (статья на авар.). Журнал «Дружба», №3,1988.-0,4 п.л. 29. Адухов М.Д. Каким быть учебнику «История Дагестана» для УН-Х кл. (учебно-методич. совета). Научная конференция Республики, Махачкала, 1989. - 0,4 п. л. 30. Адухов М.Д. Учиться у истории (метод, реком.). Сборник научно-методических трудов Дагестанского института народного образования, Махачкала, 1993. - 0,3 п.л. 31. Адухов М.Д. Талант от природы (об опыте педагога Б.И. Гаджиева) (на аварском языке). Журнал «Дружба», № 5,1997. - 0,2 п.л. 32. Адухов М.Д. Смысл жизни (на аварском языке). Журнал «Дружба», №6,1997.-0,4 п.л. 33. Адухов М.Д. История цивилизаций (учебное пособие). Махачкала, ДагГИЗ, 1998. - 13,5 пл. 34. Адухов М.Д. История цивилизаций (учебное пособие для студентов истор. фак.). Махачкала, изд. «Верно», 1997. - 4 пл. 35. Адухов М.Д. Инновационные особенности в преподавании истории (учебно-метод. пособие). Махачкала, 2002, № 89, ДГПУ. - 4 пл. 36. Адухов М.Д. История мировых цивилизаций (программа с метод, реком.). Махачкала, «Юпитер», 2001. - 1,5 пл. 37. Адухов М.Д. Новое в преподавании истории (с метод, советами). Махачкала, 2002, сб. научных работ педуниверситета. -1 пл. 38. Адухов М. Д История цивилизаций. Учебн. пособие дополн. с изм. - 4,1 пл. 39. Адухоз М.Д. История Отечества. Учебн. пособие, Махачкала, 2003. - 9 пл. 40. Адухов М.Д. Из критики исторического опыта Дагестана // Интеграция образования и науки - важнейший фактор развития высшей школы. Сборн. научн. трудов - 0,3 пл. 41. Адухов М.Д. На стыке цивилизаций // Интеграция образования и науки - важнейший фактор развития высшей школы. Сборн. научн. трудов.-0,3 пл. 42. Адухов М.Д. Становление государственной системы женского советского образования в Дагестане. // Интеграция образования и науки - важнейший фактор развития высшей школы. Сборн. научн. трудов. - 0,3 пл. 43. Адухов М.Д. К истории становления цивилизационных ойкумен. Сборник науч. работ преподавателей ДГПУ, Вып. 5,2003. - 0,4 пл. 44. Адухов М.Д. Зарождение светского образования в Дагестане. Сборник научных статей препод. ДГПУ, Вып. б, 2004. - 0,4 пл. 45. Адухов М.Д. Историко-педагогические особенности народной культуры Дагестана по воспитанию молодежи. Вестник Дагестанского научного центра РАН № 17,2004. - 1 пл. 46. Адухов М.Д. Формирование системы светской школы в Дагестане. «Научная мысль Кавказа», 2004 (приложение), №10.-1 пл. 47. Адухов М.Д. Духовные ценности Дагестана и воспитание молодежи. Журнал «Педагогика» № 9,2004. -1 пл. Изд. лиц.серия ИД № 05975 от 03.10.2001 Подписано в печать 22.11.2004 Формат 60x84 1/16 Усл.печ.л. 3,6 Уч.-изд.л. 3,27 Бумага офсетная Тираж 100 экз. Заказ 267 Отпечатано в Издательско-полиграфическом комплексе Ставропольского государственного университета. 355009, Ставрополь, ул.Пушкина, 1. РНБ Русский фонд Оглавление научной работы автор диссертации — доктора исторических наук Адухов, Магомед Джабраилович Введение.3 Глава I. Историко -социальные особенности и возникновения светского образования в Дагестане. 1.1. Духовные ценности дагестанского общества.50 1.2. Место арабо-мусульманской школы в истории Дагестана.68-5 Глава II. Зарождение и развитие системы светского образования в Дагестане. 2.1. Формирование системы светского образования Дагестана в XIX-начале XX.97 2.2. Образовательный процесс в светской дореволюционной школе.137 2.3 Педагогические кадры и материальная база учебных заведений.165 2.4 Женское светское образование Дагестана во второй половине XIX в.-начале XX в.196 Глава III. Светское образование Дагестана в I9I7-I г. г. 3.1. Социально-политические и исторические предпосылки появления новой школы.214 3.2. Ликвидация неграмотности среди женщин -важнейшее условие развития светского образования.228 3.3.Особенности функционирования светских школ в годы Великой Отечественной войны.242 Список научной литературыАдухов, Магомед Джабраилович, диссертация по теме "Отечественная история" 1. Российский Государственный исторический архив: 2. Ф.821. ОпЛ50. Д.420: Из «Записки департамента духовных дел о магометянских школах восточной части России», составленный после 1910 г. 3. Центральный Государственный Исторический архив в Санкт-Петербурге.1. Ф.1278. Оп.6. Д.47. 4. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ): 5. Ф. 296 (Комитет по просвещению нац.меньшинств РСФСР Наркомата просвещения РСФСР). 6. Ф. 482 (Министерство здравоохранения РСФСР) Оп. 54. Д.4471,5391; 7. Оп. 56, д. 3866, 4195,4515,4595, 4755, 5029, 5208; Ф. 517 (Всероссийский союз учителей); 8. Ф. 523 (Конституционно-демократическая партия народной свободы (кадеты). 9. Ф. 605 (Министерство высшего и среднего специального образования РСФСР). * 10. Оп.1. д.2,64, 223а, 431, 11146, 1422, 1471, 1969Ю, 2189, 2643, 2732, 2889, 3299, 3585, 3891,4186, 4611,4690, 5492; 11. Ф. 2306 (Министерство просвещения РСФСР) 12. Оп.73., д.З, 23, 330, 515, 787, 895, 1037, 1399, 1469, 1470, 1607, 1791, 2577, 2941, 3332, 3468, 3990, 4663, 5438. 13. Ф. 2315 (Министерство просвещения Временного правительства). 14. Центральный архив Министерства образования Российской Федерации (ЦАМО РФ).1. Ф.8, оп.1, д.180, 202 15. Российский государственный архив экономики (РГАЭ).1. Ф. 1562 (ЦСУ) 16. Российский государственный исторический архив (РГИА). 17. Ф. 733. Министерство народного просвещения. Ф. 734. Ученый комитет Министерства народного просвещения. Ф. 1263. Комитет министров. Ф. 1291. Земский отдел МВД. 18. Центральный государственный архив г.Москвы (ЦГИАМ). 19. Ф. 1276. Комитет министров. I 20. Ф. 1278. Ученый комитет Министерства народного просвещения. Ф. 1282. Всеподданнейшие отчеты губернаторов. 21. Центральный Государственный архив Республики Дагестан1. ЦГА РД): 22. Ф.1 -п. Дагестанский областной комитет КПСС. Оп.1, д.50,д.956; 23. Оп.17, д.224, 387, 585, 587, 957; Оп.47, д.56. 24. Ф.2. Канцелярии военного губернатора Дагестанской области г. Темир-Хан 25. Шура (1888-1917 гг.). Оп.1, д.1,1а, 60; Оп.2,д.3,8,19,24,98,99,100,107,117,123,128,134,142,145,147,148,149,225; 26. Оп.З. д.26,68, 210. Ф.З. Командующего войсками и управляющего гражданской частью в Прикаспийском крае г. Темир-Хан-Шура (1847-1860 гг.). Оп.1, д.22; 27. Ф.4-п. Дагестанский областной комитет ВЛКСМ Оп.19, д.104; Оп. 35, д.32;1. Оп. 42, д.9,42,48. . 28. Ф.5. Дагестанского областного комитета по воинским делам присутствие г. Темир-Хан-Шура (1886-1920 гг.). Оп.1, д.1 29. Ф.6. Дагестанского областного комитета по городским делам присутствие г. Темир-Хан-Шура (1895-1917 гг.). : Оп.2, д.3,5,23,28; Оп.4, д.З;1. Оп.5, д.7. 30. Ф.7. Редакция газеты «Дагестанские областные ведомости»г. Темир-Хан-Шура (1908-1917 гг.) / 1. Оп.1, д.27. 31. Ф.21. Дагестанский областной статистический комитет ЦСУ МВД г. Темир-Хан-Шура (1860-1920 гг.) Оп.З, д.2д. 32. Ф.34-р. Министерство образования ДАССР ' Оп.1, д.1,2, 53,59,79; Оп.2, д.Зб, 7, 386;1. On.18, д.86; On.168, д.57 33. Ф.37-р. ЦИК Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов ДАССР (ДагЦИК) (1921-1938 гг.) Ол.19,д.66, 104,266; Оп. 21, д. 169, 266. 34. Ф.43-р. Главный суд ДАССР '1. Оп.7, д.397. 35. Ф.76. Темир-Хан -Шуринское реальное училище, г. Темир-Хан-Шура (1870-1920 гг.) Оп.2, д.6,10. ' 36. Ф.77. Темир-Хан-Шуринская женская гимназия г. Темир-Хан-Шура (1866-1919 гг.) Оп.1, д.1,2,3,4,5,13. 37. Ф.78. Темир-Хан-Шуринское городское высшее начальное училище, г. Темир-Хан-Шура (1902-1920 гг.) д. 1,3,4. ' > 38. Ф.81.Инспектор народных училищ Дагестанской области Бакинско-Дагестанской дирекции народных училищ, г. Темир-Хан-Шура (1907-1920 гг.). Оп.1, д.5; Оп.2, д.3,4,12 39. Ф.84. Дербентское реальное училище г. Дербент 1902-1918 гг.) Оп.1, д.6,10,12,15,16,18,19,26,27,31,32,33,39; Оп.2. д.9,15,18; Оп.З. д.8,10; Оп.4, д.8,36,40; Оп.6,д.8. 40. Ф.85. Дербентская женская прогимназия, г. Дербент (1900-1919 гг.) Оп.4, д.1. 41. Ф.111-р. Дагестанская контора Всесоюзного государственного объединения «Союзхлеб» Оп.6,д.19. 42. Ф. 117-р. Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) ДАССР (1920-1934 гг.) Оп.5,д.45; Оп.6, д.47; Оп.85, д.45. 43. Ф. 126. Канцелярии начальника Дагестанской области г. Темир-Хан-Шура (1860-1883 гг.) ' '1. Оп.2, д.61,70,71,59д. 44. Ф.133. Ботлихский райисполком Оп.2, д.2. 45. Ф.168-р. Совет Министров ДАССР, 1921 г. < Оп.8, д.34,64; Оп.14, д.64. 46. Ф. 53. Петровская мужская гимназия, г. Порт-Петровск (1905-1919 гг.)1. Оп.З, д.15 47. Ф.54- Петровская женская гимназия г. Порт-Петровск (1902-1920 гг.) Оп.2, д. 10, л.5. 48. Ф.566-р. Комитет по улучшению труда и быта горянок при ЦИК ДАССР Оп.З, д.2. 49. Ф. 645-п. Партийный архив Дагрескома компартии РСФСР (1936-1991 гг.) Оп.2, д.43; Оп.9, д.268. 50. Рукописный фонд Института ИАЭ ДНЦ РАН1. Ф.9. Оп.1. д.159. ' 51. Исторический отдел. Оп.5. д.39. 52. И. Опубликованные материалы 53. Адаты Дагестанской области и Закавказского округа, Махачкала, 1989 -622 с. 54. Акты Кавказской археографической комиссии. — Тифлис, 1904. T.XII. 55. Алиева Ф. Комок земли ветер не унесет. М.: Молодая гвардия, 1967. -367 с. 56. Борьба за установление и упрочение советской власти в Дагестане (19171921 гг.). М., 1958.-203 с. 57. Бюллетень Дагестанского музея. Махачкала, 1, 1924. 58. Бюллетень Дагестанского музея. Махачкала, № 2, 1926. 59. Бюллетень Института дагестанской культуры. № 1. Махачкала, 1930. 60. Бюллетень официальных распоряжений и сообщений Наркомпроса ДАССР 1922-1923 гг. 61. Высшее образование и наука Дагестана 1918-1940 гг. Сб. док. Т.1. Махачкала, 2000. 62. Высшая школа за 50 лет (1917-1967 гг.). М., 1967. 63. Высшая школа (основные постановления, приказы и инструкции). М., 1957. 64. Высшая школа (постановления, приказы, инструкции. Под ред. Е.И. Вобленко). М., 1965. 65. Ган К.Ф. Путешествие в Кахетию и Дагестан: СМОМПК, Вып. XXXI.-1899. 66. Глиноецкий Н. Поездка в Дагестан: Военный сборник. № 1-1862. 67. Дагестан справочник (факты, цифры о ДАССР). Махачкала, 1929. 68. Дагестан к 15-й годовщине Октября. Сб. статей. Махачкала, 1932. 69. Дагестанский альманах. Пятигорск, 1937. 70. Дагестанский научно-исследовательский институт национальной культуры. 1-й год работы (1933) и 2-й год работы (1934). Пятигорск, 1934. 71. Дагестан в русской литературе. I, II тт. Махачкала, 1960, 996 с. 72. Дагестанский сборник, т. I-II. Вып. 1-2, Темир-Хан-Шура, 1902, 1904. 73. Дело канцелярии начальника Дагестанской области. Темир-Хан-Шура, 1851.2210 лет социалистического строительства Дагестанской АССР. Махачкала, 1931. 74. Директивы ВКП (б) и постановления Советского правительства о народном образовании за 1917-1947 гг. Вып. 11, М., 1997.- 118 с. 75. Известия грузинских летописей: Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып.22.—Тифлис, 1897. 76. Кавказский календарь на 1850-1917 гг. Тифлис, 1849-1917. 77. КПСС о культуре, просвещении и науке. М., 1963. 78. КПСС во главе культурной революции. М., 1972. 79. КПСС в резолюциях и решениях съездов.; ч.1. М., 1972. 80. Магомедов P.M. Адаты дагестанских горцев как исторический источник. — М., 1960. 81. Народное образование в РСФСР. М., 1970. 82. Обзор Дагестанской области за 1900. Темир-Хан-Шура, 1901. 83. Обзор Дагестанской области за 1902 год. Темир-Хан-Шура, 1903. 84. Обзор Дагестанской области за 1903 год, Темир-Хан-Шура, 1904. 85. Обзор Дагестанской области за 1904 год. Темир-Хан-Шура, 1905. 86. Обзор Дагестанской области за 1905 год. Темир-Хан-Шура, 1906. 87. Обзор Дагестанской области за 1^06 год. Темир-Хан-Шура, 1907. 88. Обзор Дагестанской области за 1909 год. Темир-Хан-Шура, 1910. 89. Обзор Дагестанской области за 1910 год. Темир-Хан-Шура, 1911. 90. Обзор Дагестанской области за 1911 год. Темир-Хан-Шура, 1912. 91. Обзор Дагестанской области за 1912 год. Темир-Хан-Шура, 1913 92. Обзор Дагестанской области за 1913 год. Темир-Хан-Шура, 1914 93. Обзор Дагестанской области за 1914 год. Темир-Хан-Шура, 1915 94. Обзор Дагестанской области за 1915 год. Темир-Хан-Шура, 1916 95. Образование СССР (1917-1924 гг.). М., 1949. 96. Однодневная перепись начальных школ империи, произведенная 28 января 1911 года. Вып. XI (15). Кавказский учебный округ. Петроград, 1914. 97. Обзор деятельности ведомства Министерства народного просвещения за время царствования императора Александра III (со 2 марта 1881 г. по 20 октября 1894 г.).-СПб., 1901.-633 с. ; 98. Омаров А. Воспоминания муталима/ССКГ/. Вып.1.-Тифлис, 1868. 99. Описание Дагестана. 1804 г. (История, география и этнография Дагестана). XVIII-XIX вв.: Архивные материалы. М.: Изд. Восточной литературы, 1958.-137 с.49.0сновные тезисы перспективного плана ДАССР на пятилетие 1928/291932/33 гг. Махачкала, 1928. 100. Отчет о деятельности общества вспомоществования нуждающимся ученикам Темир-Хан-Шуринского реального училища за 1897 год. -20 с. 101. Отчет о деятельности общества просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области. За время с открытия общества с 21 октября 1905 г. по 1 января 1907 г. Темир-Хан-Шура, 1907. - 62 с. 102. Отчет о состоянии Дагестанской области за 1869 г. Темир-Хан-Шура, 1869. 103. Отчет попечителя Кавказского учебного округа о состоянии учебных заведений за 1884-1899 гг. Тифлис, 1900. -133 с. 104. Отчет попечителя Кавказского учебного округа за 1914 год. Тифлис, 1915.550 высшей школе. Сборник важнейших постановлений партии и правительства. М., 1938.560 высшей школе. Сборник важнейших постановлений партии и правительства. М., 1939. 105. Организация науки в первые годы Советской власти (1917-1925 гг.). Сб. документов. Л., 1968. 106. Оценка учебников истории Иловайского. Журн. «Вестник воспитания», 1901. №4. 107. Первая всеобщая перепись населения Российской империи: Дагестанская область. СПб., 1905. < 108. Первая в Дагестане (Скрабе Н.), Махачкала, 1950. 109. Письма А.П. Ермолова. СМОМПК., Вып. 45, Махачкала, 1926.62.«Педагогический музей». 1876, №12. 110. Поэзия народов Дагестана (А.Б. Аликберов и др.: Под ред; А.Б. Аликберова). Махачкала: Дагкнигоиздат, 1954. -717 с. 111. Протокол общего собрания «Общества просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области», состоявшегося 26 марта 1906 г. — Темир-Хан-Шура, 1907. 112. Развитие науки и подготовка научных кадров в СССР: цифры и факты. Ж. «Политическое самообразование». 1975, №10. 113. Революционные комитеты Дагестана. Махачкала, 1961. 114. Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902.-СПб, 1902.68.«Руководство по всеобщей истории». Ч.З, 1891. 115. Сборники материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис и Махачкала (1926,1929). 116. Сборник распоряжений и постановлений по гимназиям и прогимназиям. СПб, 1874. 117. Сборник сведений о кавказских горцах (ССКГ). Вып.1, Тифлис, 1868. 118. ССКГ. Вып. И, Тифлис, 1869. 119. ССКГ. Вып. III. Тифлис, 1870. 120. ССКГ. Вып.1У: Тифлис, 1871. 121. ССКГ. Вып.У-Х. Тифлис, 1872-1881. 122. Советскому Дагестану 50 лет. Махачкала, 1971.77.«Сокращенное руководство по всеобщей и русской истории». М., 1863. 123. См. «Критику М. Антоновича Разбор учебника по географии для гимназии (Ж. «Семья и школа»), 1977, №4,5. 124. Стенограмма дополнительного совещания со старыми большевиками в редакции журнала «Советская женщина», 26 апреля 1959. % 125. Слово о Дагестане /Сост. М. Бутаев. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1967. 79t 126. I. Статистические сборники 127. Высшая школа СССР за 50 лет: Стат. сб. М., 1967. 128. Высшее образование в СССР. Стат. сб. М., 1962. 129. Высшее образование в СССР: Стат. сб. М., 1990. 130. Дагестан к 15 годовщине Октября. Стат. сб. Махачкала, 1932. 131. Дагестан за 50 лет. Стат. сб.: Махачкала, 1967. 132. Дагестанское статистическое управление. Стат. сб.: Махачкала, 1926. 133. Женщины Дагестанской АССР. Стат. сб., Махачкала, 1975. 134. Культурное строительство в СССР. Стат. сб.: М., 1935. 135. Культурное строительство в СССР. Стат. сб.: М., 1956. 136. Культурное строительство в ДАССР в 1918-1941 гг. Сб. док. Т.1. Махачкала, 1980. 137. Народное образование, наука и культура в СССР. Стат. сб. М., 1977. 138. Народное образование, наука и культура в СССР. Стат. сб. М., 1989. 139. Народное хозяйство Дагестанской АССР. Стат.сб. Махачкала, 1958. 140. Народное хозяйство ДАССР. Стат. сб. Махачкала, 1965. 141. Народное хозяйство ДАССР к 50-летию образования СССР. Стат. сб. -Махачкала, 1972. 142. Народное хозяйство ДАССР в десятой пятилетке (1971-1975 гг.). Стат. сб.: -Махачкала, 1977. s 143. Народное хозяйство ДАССР за 60 лет. Стат. сб.: Махачкала, 1981. 144. Научный потенциал вузов и научных организаций Минобразования России. 1997 г. Стат. сб. М., 1998. 145. Советский Дагестан за 40 лет. Стат. сб.: Махачкала, 1960. 146. СССР в цифрах. Стат. сб. М., 1958-1970. < • 147. Статистико-экономический справочник по ДАССР. Ростов н/Д., 1933.1.. Периодическая печать 148. Газеты: «Правда» (1920-1960 гг.) 149. Известия» —(1930-1995 гг.)1. Кавказ»-(1846-1917 гг.) 150. Дагестанский вестник» (1907 г.) 151. Дагестанские областные ведомости» (1908-1917 гг.) 152. Заря Дагестана» -(1912-1913 гг.) 153. Социалистическое строительство Дагестана (1930-1931 гг) Журнал Министерства народного просвещения. (1864, июнь, 1890, июнь) Известия ВЦИК, №23 8 (31 октября, 1918г.)1. V. Литература 154. Абдуллаев М.А. Мыслители Дагестана XIX и начала XX в. Махачкала, 1963.-267 с. 155. Абдуллаев М.А. Из истории научной и педагогической мысли досоветского Дагестана. Махачкала: Дагучпедгиз, 1986. -174 с. 156. Абдулкадыров С.Г. Национальные проблемы школьного образования в Дагестане. Махачкала, 1957. 157. Абилов А.А. Очерки советской культуры народов Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1959. 267 с. 158. Абилов А.А. Университет на земле Дагестана. Махачкала, 1967. — 172 с. 159. Абилов А.А. Дагестанский университет (исторический очерк), Махачкала, 1973. 160. Агаев А.Г., Назаревич А.Ф. Литература народов Дагестана. Народное творчество и литература XIX начала XX вв. —Махачкала: Дагучпедгиз, 1966.-271 с. 161. Агапов Ф.А. Физическая культура и спорт у горских народов Северного Кавказа. Махачкала: Дагучпедгиз, 1971. - 235 с. 162. Агаширинова С.С., Сергеева Г.А. К вопросу о формировании новых праздников и обрядов у народов Дагестана // Советская этнография. — 1966. -№ 4. С. 18-21. 163. Агаширинова С.С. Материальная культура лезгин, XIX-начало XX в. М.: Наука, 1978.-304 с. 164. Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII-начале XIX в. М. «Наука», 1988. 236 с. 165. Адухов М.Д. История цивилизаций. Махачкала, 1998. 176 с. 166. Адухов М.Д. Высшее образование и наука Дагестана в годы войны и послевоенный период. В кн. «Дагестан в 30-50-е годы», Махачкала, 2001. 42-133 с. > 167. Алибеков И.Г. Народное образование на Кавказе. — Тифлис, 1903. 168. Алиев А.К. Семейно-бытовые традиции народов Дагестана. //Женщины Дагестана. -1966. -№4. -12 с. 169. Алкадари Гасан -Э.-Асари -Дагестан. Махачкала, 1994, -173 с. 170. Аликишев Р.Ш. Очерки истории здравоохранения в Дагестане. Медгиз, 1955. 171. Амелин П.П. Интеллигенция и социализм. Л., 1970. 172. Аскерханов Р.П. Хирургия в Дагестане; Махачкала, 1968. 173. Атлуханов Ф.Э. Подготовка кадров интеллигенции Дагестана в годы семилетки. Махачкала, 1967. 174. Афанасьев В.Г. Научно-техническая революция, управление, образование. М., 1975. 175. Бартольд В.В. Культура мусульманства. Петроград: Огни, 1918.-110 с. 176. Бартольд В.В. Сочинения. В 9 т. Т.Н. 4.1. Общие работы по истории Средней Азии. Работы по истории Кавказа и Восточной Европы. М.: Изд-во вост. лит., 1963.-457 с. 177. Барсуков В.Н. Партийное руководство подготовкой научно-педагогических кадров в вузах Центрального Черноземья (1960-1970 гг.) -Научн. тр. Курского педаг. инст. 1997, т.178. 178. Бейлин А.Е. Кадры специалистов СССР, их формирование и рост. М., 1935. 179. Беляев С.Т. Роль университета в подготовке кадров для науки. Вестник АН СССР, 1976, №3. 180. Бернал Дж.Д. Наука и общество. М., 1953. 181. Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). М., 1960. - 169 с. 182. Берман Г.Дж. Вера и закон: примирение права и религии. М.: Ad Marginem, 1999. 432 с. 183. Боберо Ж. Светский характер государства // Франция сегодня: справки и анализ (сайт Посольства Франции в. России — http: //www.ambafrance.ru/rus/looks/francetoday/laicite.asp), январь 2001 г. 184. Болгарский Б.В. Кузница первых отрядов советской интеллигенции: (О создании рабфака при Казане, университете. 1921). — Математика в школе, 1977, №4. 185. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане (19171921 гг.). М., 1958.-203 с. 186. Браун Л. Женский вопрос. Госиздат, 1922. -107 с. 187. Булач Т.О. Боролись и не сдавались. Махачкала, 1960. 67 с. 188. Зб.Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа, с 1722 по 1803 год. В 3 частях.-СПб., 1869. 189. Бутягин А.С., Салтанова Ю.А. Университетское образование в СССР. — М., 1957. 190. Бухарин Н.И. Избранные труды. JL, 1988. 191. Вагабов М.В. Ислам и женщина. М., 1968. 174 с. 192. Вайнцвайг П. Десять заповедей творческой личности. М., 1990. 193. Васильев Д.И., Скрягин А.Д. От кандидата к доктору наук (О подготовке научных и научно-педагогических кадров высшей школы) «Вестник высшей школы», 1978, №1. 194. Вербицкий А.А. Активное обучение в высшей школе: комлексный подход. -М., 1991. 195. Вердеревский Е.А. Плен у Шамиля. 4.II. СПб., 1856.43*Веселовский К.Б. История земства за сорок лет. СПб., 1909. 196. Ветераны педагогического труда. Махачкала, 1962. -79 с. 197. Виноградов Г.С. Народная педагогика. Иркутск, 1926. -95 с. 198. Владимиров В. Организационная структура российский вузов //Высшее образование в России. — 2001. № 5. 199. Владиславлев А.П. Непрерывное образование: проблемы и перспективы. М., 1978. 200. Власов М. Рождение советской интеллигенции. М., 1963. * 201. Волин Б. Октябрьская революция и интеллигенция (Ист. журн. 1.938. №11). 202. Волков Г.Н. Этнопедагогика. — Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1974.-376 с. 203. Володарская Е., Лебедев С. Управление научной деятельностью (Социально-психологические аспекты) /Высшее образование в России. — 2001.-№1. 204. Володина H.B. Взаимоотношения государства и религиозны объединений в современном обществе: отечественный и зарубежный опыт. М.: Академия управления МВД России, 2003. 176 с. 205. Вольфсон С.Я. Интеллигенция как социально-экономическая категория. М.; Л.; 1926. 206. Вопросы истории и педагогики дореволюционной России. М., 1963. —102 с. 207. Вуд Дж.Э. Право человека на свободу религии в исторической и международной перспективе // Религия и право. 1999. № 1 (10). С.24-25. 208. Высшая школа и научно-педагогические кадры Сибири (1917-1941 гг.). — Новосибирск: Наука, 1980. 209. Высшее образование в России. Очерки истории до 1917 года. М., 1995. 210. Высшие интеллектуальные технологии образования и науки // Материалы III Международной научно-методической конференции. СПб, 1996. 211. Габиев С. Лаки: Их прошлое и быт: СМОМПК, Вып. XXXVI. 1906. -110 с. 212. Гаджиев А.С. Влияние присоединения Дагестана к России на развитие просвещения и культуры. Махачкала: Дагучпедгиз, 1966. - 62 с. 213. Гаджиев А-Г.С. Роль русского народа в исторических судьбах народов Дагестана. Махачкала, 1964. 228 с. 214. Гаджиев А-Г.С. Прогресс культуры и духовной жизни народов Дагестана в конце XIX-начале XX веков. Махачкала, 1962. -135 с. 215. Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М., 1965.-391 с. 216. Гаджиев М.Г. Раннеземледельческая культура Северо-Восточного Кавказа. М.»Наука», 1991. 217. Гаджиева С.Ш. Кумыки. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1961.- 387 с. 218. Гаджиева С.Ш. Семья и семейный быт народов Дагестана. — Махачкала: Дагкнигоиздат, 1967. 104 с. 219. Галкин К.Т. Высшее образование и подготовка научных кадров в СССР. М., 1958. 220. Галустов Р.А., Тупичкина Е.А. Философия и история образования. — Армавир, 1997. 221. Гамзатов Г.Г. Формирование многонациональной литературной системы в дореволюционном Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1978. — 420 с. 222. Гамзатов Г.Г. Дагестан: историко-литературный процесс (Вопросы истории, теории, методологии). Махачкала, Дагучпедгиз, 1990, 309 с. 223. Гамзатов Г.Г. Преодоление. Становление. Обновление. Махачкала, Дагкизд. 1986, 460 с. 224. Гамзатов Р. Мой Дагестан. Кн. 1-2. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1989. — 441 с. 225. Галенин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX в. //Под ред. Н.Г.Казанского. М., 1950. 226. Гасанов М.М. Дагестанские народные пословицы, поговорки, загадки. — Махачкала: Дагучпедгиз, 1971. -77 с. 227. Гасанова А.И. Раскрепощение женщины-горянки в Дагестане (1920-1940 гг.) Махачкала, 1963.-157с. 228. Гасанова А.И. Ликвидация неграмотности среди женского населения Дагестана в процессе социалистического строительства. УЗ Института. МЯЛ, T.XVII, Махачкала, 1967.-73-99 с. 229. Гасанова А.И. Подготовка женских кадров в Дагестане и их роль в хозяйственном и культурном развитии республик (1945-1965 гг.). Махачкала, 1969.-184 с. 230. Гегёль Г. Ф.Ф. Философия права.-М., 1990. 231. Генкель Г. Народное образование на Западе и у нас. СПб., 1906. 232. Генко А.Н. Арабский язык и кавказоведение //Труды второй сессии Ассоциации арабистов. М.; Л., 1941. 233. Генюшев З.Б. Мировоззрение Г.Б. Зардаби. Баку, 1962. 234. Гердер Г-И. Идеи к философии истории человечества. -М., 1977. 235. Гершунский B.C. Россия: образование и будущее. Кризис образования в России на пороге XXI века. М., 1993. 236. Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию. — М., 1995. 237. Гинецинский В.И. Основы теоретической педагогики. — СПб., 1992. 238. Голубева О.Н., Суканов А.Д. Проблемы деятельности в современном образовании // Философия образования. М., 1996. 239. Гончаров Н.К. Историко-педагогические очерки. М., 1963. 240. Горовая В.И. Педагогическое мастерство в профессиональной деятельности педагога высшей школы // Непрерывное педагогическое образование. Bbin.IV. Ставрополь, 1994. 241. Горовая В.И. Высшее педагогическое образование: проблемы и перспективы. Ставрополь, 1995. 242. Губарев С.Ф. Деятельность коммунистической партии по созданию и развитию советской школы в национальных республиках Северного Кавказа (1920-1941). Махачкала: Дагучпедгиз, 1979. -128 с. 243. Гуманитарные науки и новые информационные технологии. М., 1994. 244. Гуров В.Н. Социальная работа: теория и практика. Ставрополь, 2000. 245. Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Ростов-на-Дону, 1979. 246. Дайновский А.Б. Экономика высшего образования. М., 1976. 247. Далгат Б. О русско-туземных школах: (машинопись). 1894. 248. Данилевский Н. Кавказ и его горские племена в нынешнем их положении. -М., 1846.-95 с. 249. Данилов А.Г. Интеллигенция Юга России в конце XIX-начале XX века. -Ростов-на-Дону, 2000. 250. Данилов А.С., Шевляков Е.П. Ростовская государственная консерватория им.С.В.Рахманинова // Научная мысль Кавказа, 1998 № 4. 251. Даниялов А.Д. Советский Дагестан. М., 1960. 252. Даниялов Г.Д. Социалистические преобразования в Дагестане (19211941 гг.). Махачкала, 1960. 253. Дементьев В. О бесполезности сжатых математических учебников для гимназий, преимущественно же для молодых («Журнал Министерства народного просвещения» 1860, август). 254. Демков М.И. История русской педагогики. 1909, т.Ш. 255. Джамбулатов М.М. К истории ветеринарии в Дагестане. Махачкала, 1971. 256. Джамбулатов М.М. Дагестанскому сельскохозяйственному институту 50 лет. Махачкала, 1982. 257. Джамбулатов М.М. Дом кадров-вузгородок-сельхозинститут. Махачкала, 1973. 258. Дибиров М. Дагестанская народная физическая культура. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1975. -110 с. 259. Дибиров М. Народные игры и спорт в Дагестане. Махачкала: Дагучпедгиз, 1968.-160 с. 260. Днепров Э.Д. Российское образование: Программа стабилизации//Сов. педагогика. -1991. №9. -С.3-10. 261. Днепров Э.Д. Советская историография дореволюционной отечественной школы и педагогики (1918-1977). -М.: 1981. 262. Днепров Э.Д. Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России. 1918-1977. М.: НИИ ОП., 1979. -446 с. 263. Добровольский Н.С. Высшая школа на новом этапе. Свердловск,Л 963. 264. Дозорцев П.Н. Развитие светской государственности в России: история и современность. СПб.: Санкт-Петербургская акад. МВД России, 1998. 243 с. 265. Дозорцев П.Н. Философско-правовые основы свободы совести в современной России. М., 1998. 266. Домрачев В., Багдасарян А. Дистанционное обучение на базе электронной техники. // Высшее образование в России. 1995, № 2. 267. Дружинин В.Д. Экспериментальная психология.-М., 1995. 268. Дьяков С., Курашов В. Технологический университет — феномен XXI века // Высшее образование в России. 2001. - № 5. 269. Дьяченко М.И., Кандыбович JI.A. Психология высшей школы. — Минск, 1981. 270. Дулимов Е.И., Кислицин С.А. Государство и донское казачество. М., 2000. 271. Дудко А. Из истории педагогического образования в Абхазии. Сухуми, 1961. 272. Жамин В.А. Экономика образования. М., 1969. 273. Жуков В.И. Российское образование: проблемы и перспективы развития.-М., 1998. 274. Жуков В.И. Социальное образование и развитие цивилизации: диалектика зависимости. М., 1996. 275. Жуков В.И.' Социальная политика и социальное образование в России. Доклад на международной конференции «Социальная защита населенияг 276. России: истоки, традиции и перспективы» 22 апреля 1998 г. -М., 1998. 277. Жуков В.И. Высшая школа России: исторические и современные сюжеты. М., 2000. 278. Жуков В.И. 2000 год в истории российской высшей школы. — М., 2000. 279. Жуков В.И. Российское образование: истоки, традиции, проблемы. — М., 2001.


  • Commentaires

    Aucun commentaire pour le moment

    Suivre le flux RSS des commentaires


    Ajouter un commentaire

    Nom / Pseudo :

    E-mail (facultatif) :

    Site Web (facultatif) :

    Commentaire :